Обратная связь
×

Обратная связь

До и после... "Беломор"

    07 сентября 2011 в 17:50
  • 10,8
  • 1953
  • 4
  • 10,8
  • 1953
  • 4
 33951e.jpg
Нельзя отрицать, что появление интернета кардинально изменило существующий мир, и в первую очередь за счет изменения сознания пользователей. В нашем пространстве именуемом в виртуале Казнетом, эти изменения заметны особенно. Так как появление и становление интернета совпало с выходом страны в самостоятельное плавание. И уже не разберешь что изменило нас, доступ к «Паутине» или нам уже измененным реальностью открылся запредельный мир – кому то «Шамбалой», а кому то Дантовым «Адом».



Но и в том прошлом, и в этом настоящем остались проходящие связующей нитью времен определенные предметы и события. Вот только отношение к ним изменилось заметно. О своем опыте встреч с подобными явлениями, (ведь по умолчанию, моя индивидуальность, это часть коллективного бессознательного, претерпевшего столь
кардинальные изменения), я и буду рассказывать в своей колонке: «До и после»,где интернет присутствует по умолчанию, итак встречайте, герой первый: «Беломор»


В подростковом возрасте, следом за пубертатом пришли и вредные привычки.
Появившаяся первой и оставшаяся по сей день – курение. Пора моего втягивание в это злопыхательство пришлась аккурат на период табачного кризиса, душившего и без того измученные легкие и гортани курильщиков. Да и было с чего удавиться, одномоментно с прилавков исчезли все сигареты отечественного производства, а следом и импорт из дружественной Болгарии. Цены на черном рынке пугали даже прилично зарабатывающих отцов семейств. Что уж говорить про меня «со товарищи», 15 – летние подростки не имеющие другого дохода кроме родительских субсидий, а в силу того же пубертата расходов было более чем. Цена забытых ныне «Столбов» («Столичные») была астрономической по тем временам – три рубля, учитывая официальную стоимость в 40 копеек. Выходом явился «Беломор» – стоивший всего 50 копеек. Официальная стоимость и того меньше – 22 копейки. Главное, Беломор был в изобилии, введенные талоны предпочитали отоваривать именно им, ну еще сигаретами без фильтра – типа «Полет», да что предпочитали – приличные сигареты уходили на «черный рынок», минуя унизительную для себя карточную систему.


И только спустя год или два с развитием коммерческих палаток, кризис сошел на нет, а я впервые вкусил вдвойне запрещенный и от этого вдвойне сладостный плод западной свободы – «Мальборо». Он оставил во рту сладкий привкус нормального табака, а на душе чувство глубокого унижения от сравнения качества с символом не только нашей табачной индустрии того времени, а с неким брендом свободы и творчества, так как ввиду своей дешевизны, доступности и многофункциональности Беломор был любимейшим куревом богемы поколения «дворников и сторожей». Но история и время все расставляют по местам, казалось на фоне общего изобилия различных курительных утех, начиная от сигарет с мультифильтрами, кальянов, трубочных табаков и наконец, последнего веянья моды – электронных сигарет (умудряющихся исходя из рекламы производителя, совместить несовместимое вредную привычку и здоровый образ жизни) Беломор должен был сгинуть безвозвратно, подтверждением этой мысли было его явное отсутствие на витринах. Но недавно, ожидая пока шустрый продавец в очередном остановочном «… маркете» сведет дебет с кредитом моей покупки и выдаст мне сдачу, я поинтересовался:



— Скажите, а нет ли у Вас, случаем, Беломора?


Произошло чудо. Мало того, что он оказался в наличии, так он умудрился сохранив советскую привычку продаваться из под полы, обзавестись еще и совершенно современным коммерческим признаком успешности бренда, а именно ценой в 300 тенге! Две пачки «Мальборо»! А учитывая расход его как курева (треть папирос обязательно бывают непригодны к курению, в силу высыпавшегося еще в пачке табака) курить его теперь, может только состоятельный человек, да еще гипперсылка к советской богеме!


С чувством гордости, неся бледно синюю пачку, как флаг победившего юношеского романтизма я вышел на улицу, и единственное что подпортило мне впечатление торжественности момента, так это змеиный шепот продавца за спиной:


— Наркоман!
Теги: до и после , общество , вне потока

4 комментария