Обратная связь
×

Обратная связь

История самоубийцы (окончание)

    21 февраля 2015 в 09:27
  • 16,6
  • 50
  • 3
  • 16,6
  • 50
  • 3

Примерно через час Маша входила в свою квартиру. Она так устала, что едва дойдя до дивана, тут же уснула. Снилось ей черти что. И это черти что было окрашено в цвет крови. Проснувшись, женщина не поняла, где находится. Возле кровати стоял Афанасий и ласково улыбался.

- Приветствую вас в нашей резиденции. Вы не совсем правильно выполнили нашу просьбу, но, все же, кровь пролилась, поэтому мы можем надеяться. Чтобы вас не отговорили конкуренты, мы позаботились об укрытии. Ведь умереть можно где угодно, не обязательно на вашей крыше. Поживете у нас, настроитесь, тогда мы и выполним наш договор. Согласны?

- А у меня есть выбор? Ведь я уже здесь. Ладно, не бойтесь, я не против.

- Вот и хорошо. Это ваша комната. В шкафу кое-какая одежда. Знайте, вы совершенно свободны, можете ходить где угодно, беседовать с кем угодно, принимать участие в наших мероприятиях. В общем, веселитесь. А сейчас завтракать. Кухня прямо по коридору и налево.

Маша встала, заглянула в шкаф. Одежда была неплохая, но вся в черно - красных тонах.

Она выбрала черные джинсы и алую тунику, надела удобные красные сандалии (после вчерашних приключений у нее все еще болели ноги), и пошла искать кухню. Есть хотелось неимоверно. Кухня нашлась быстро, но там никого не было. Маша в нерешительности остановилась и хотела позвать Афанасия. Тут в комнату влетела невысокая девчушка в красном переднике. Она весело улыбалась.

- О, здравствуйте! Вы Маша? Афанасий меня предупредил. Я – Элла, дежурная по кухне. У нас каждый обслуживает себя сам. Вот меню. Выберите себе блюдо и скажите вслух.

Маша посмотрела, что же предлагают местные повара. Ничего необычного, все блюда были знакомы. Она села за стол, выбрала глазунью с ветчиной, тост, кофе и громко их назвала. Все тут же появилось на столе. С аппетитом позавтракав, женщина отправилась осматривать убежище. На верхних этажах находились жилые комнаты, ниже - самые обычные офисы, в подвале – гараж, склады и еще какие-то подсобные помещения. Словом, ничего примечательного. Все скучно, как в той ее жизни. И все же Маше было интересно, и тоска по родным стала не такой острой. Она хотела выйти на улицу, но дверей нигде не нашла. Окна в здании были, а вот двери – нет. Женщина смотрела, как по коридору туда-сюда снуют люди. У всех был очень занятый вид, и Маша не решилась их побеспокоить. «Ладно, спрошу об этом Афанасия», - не успела она подумать, а он уже стоял рядом.

- Вы хотели меня видеть? Есть вопросы?

- Да. А почему нигде нет дверей? Я хотела погулять, но не могу выйти.

- Нам двери не нужны. А вы пока не можете выходить, ведь мы вас прячем.

- Но что мне делать? Я сойду с ума от скуки.

- Хорошо, мы найдем вам дело. Пока отдыхайте, а вечером я вас навещу.

Маша вернулась в комнату и занялась йогой. Она давно этого не делала, но сейчас занималась с удовольствием. Потом нашла душ и облилась холодной водой. Ощущение было восхитительным, она словно заново родилась. Захотелось немедленно что-то сделать. Но что? Женщина отправилась на кухню, решила спросить у Эллы, может, ей нужна помощь. Но та только рассмеялась.

- С работой у нас туго. Разве что в офисах, но там разрешается трудиться только после посвящения. Вас пока не пустят. Если скучно, давайте просто поболтаем.

- Хорошо, Эмма, только перейдем на «ты», а то я чувствую себя столетней старухой.

- С удовольствием. У нас здесь все на «ты». Только надо уйти куда-нибудь, кухня не место для разговоров.

Не успела Маша ничего сказать, как они сидели на траве под цветущей яблоней. Кругом было так красиво! Откуда-то снова появилась ее душа, заплакала и запела. Теперь об умерших родных думалось совсем не так, как прежде. Определяющими были любовь и грусть, и никакого отчаяния. Умирать совсем расхотелось. Если бы не контракт!

Милое женское щебетание о косметике и моде вдруг прервалось появлением молодого человека. Большого роста, с крупными руками, темноволосый, он выскочил откуда-то как ошпаренный. Лицо его было абсолютно белым. Этот контраст между тьмой волос и белизной лица поразил Машу. Элла тоже вскочила.

- Арти, что с тобой?

- Ничего особенного. Вышел отдохнуть.

- Да на тебе лица нет!

- Ну, у нас идет мастер-класс по обработке языков наших клиентов. Духота, да еще столько крови… Мне стало дурно.

Элла стала утешать своего приятеля, а Маша задумалась. Такой детина, и вдруг слабонервный. Или она что-то не понимает?

Неожиданно появился Афанасий.

- Ну, Маша, вы готовы? Пришел ваш час. Идемте.

Женщина была как в ступоре, она ничего не слышала. В голове вертелось « время пришло… столько крови…ужас». Секунды бежали, и с каждым мигом уменьшалось время ее жизни. Наконец, она очнулась, вскочила.

- Не хочу! – Маша даже не поняла, что это кричит она, - Я не хочу умирать! Отпустите меня!

Но Афанасий был начеку. Он схватил ее за руку, женщина вырвалась и побежала. Однако гигант Арти подставил ей подножку, и она упала. Вся свора тут же на нее навалилась, пытаясь утихомирить. Маша боролась как тигрица, царапалась, кусалась, дралась, и все время перед глазами стояли окровавленные языки, о которых говорил Арти. В пылу борьбы она никого не видела. Но вдруг женщина почувствовала укол. Словно вспышка, мелькнуло лицо милой Эллы. Теперь это было лицо какой-то злобной твари. И эта тварь поднимала руку, в которой был шприц. Маша поняла, что ее хотят отравить и забилась еще сильнее. Но это уже были конвульсии.

В больничной палате был один пациент, вернее, пациентка. Она несколько недель находилась в коме, и врачи не понимали, почему. В автокатастрофе погибли ее муж и сын, однако она практически не пострадала. Но сегодня что-то изменилось. Женщина вдруг забилась, словно птица в силках. Множество проводов, опутывавших пациентку, усиливали это впечатление. Медсестра, дежурившая у постели больной, побежала за врачами. Началась суматоха. Вот пациентка открыла глаза. Началась новая жизнь.

Теги: вне потока

3 комментария

113 babuchka
21 февраля 2015, 09:27