Обратная связь
×

Обратная связь

Крыса

    02 ноября 2012 в 13:40
  • 24,1
  • 720
  • 53
  • 24,1
  • 720
  • 53

 

Примерно полгода назад, зимой, однажды ночью, когда я вошел на кухню, из коробки с «Геркулесом» вылезла крыса и спряталась под встроенный шкаф. Вид у нее был недовольный, как если бы меня оторвали от стакана с виски или от стейка. Я ее понимал и мешать ей не хотел, но у моей жены были «нервы». Она до поросячьего визга боится подобных фаунов (которые почему-то считаются нашими друзьями) и жить с крысой отказывается наотрез. «Или с мужем, или с крысой» — сказала она мне ультимативно. Я пожалел крысу (думаю, что перспективе жизни с моей супругой она сама бы предпочла сделать себе сепуку) и согласился ее извести.

В виду позднего времени (полпервого ночи на дворе) я попросил благоверную поубавить уровень визга, так как на крысу он явно не действовал, а вот соседи могли вызвать милицию, а всякий опытный крысолов знает, что милиция в охоте на крыс чересчур мощное средство – как пушка на воробья. Так как дудочки у меня не было, то пришлось вооружаться подручными средствами. На ручку швабры я с помощью жены и лейкопластыря прикрепил охотничий нож и ткнул этим своим импровизированным копьем под встроенный шкаф. Последовавший за этим поток брани трудно назвать просто нецензурщиной. Скажу одно – если бы я проходил экзамен на боцмана, то меня бы взяли вне конкурса, потому что копролалический (так по латыни называют сквернословие) поток, льющийся из моих отнюдь не сахарных уст, может быть, совсем чуть-чуть не дотягивал до Большого боцманского загиба. А причиной моей вспышки явилось то, что в горячке боя я совершенно позабыл о замысловатом строении швабры и ее перекладина с силой, помноженной на ненависть к мерзким крысиным захватчикам, встретилась в мировом пространстве с моим затылком. Кто-то скажет: подумаешь, затылок. Он же на голове. А голова – это же кость. Не спорю, голова у меня та еще кость, но, вот, только что обритый череп в плане соприкосновения с шершавой и грязной перекладиной от швабры становится очень нежным и ранимым.

Успокоив себя, я успокоил жену, взволнованную моей вспышкой даже больше чем крысой, приободрил крысу, взволнованную предстоящей баталией и видами моей супруги в коротком шелковом халатике (топили у нас в ту пору неплохо), и снова подступился к шкафу. Пошуровав изготовленным орудием под встроенным шкафом, я понял: крыса мне попалась чересчур мудрая, потому, что вместо того, чтобы спрятаться в каком-нибудь легкодоступном месте с одним входом (выходом), где я мог загнать ее в угол и… уестествить, она забилась под трубы встроенного шкафа с двумя выходами.

Примерно через полчаса, когда я, наконец, уговорил супругу помочь мне, мы вышли на охоту. Волки выли где-то за спиной… Тьфу, ты! Какие волки? Это же жена моя подвывает от страха и волнения.

Еще раз попросив Веронику снизить уровень визга хотя бы до уровня пожарной сирены, я стал подумывать план охоты. Сначала я думал взять крысу осадой, но вовремя понял, что проголодается она еще не скоро, а сидеть несколько суток на кухне в ожидании, покуда она обессилено выползет из-под шкафа, мне было влом. Отбросив еще несколько безумных идей типа «сунуть под шкаф приманку, насаженную на два оголенных провода и уебенить ее током!» или «брызнуть туда бензина для зажигалок и спалить все нахер вместе с крысой!», я вдруг нашел решение. Причем помогла мне в этом последняя безумная идея про «спалить все нахер!». Идея была до банальности проста: так как под шкафом было ДВА входа/выхода, то нужно было просто с одной стороны ее пугнуть, а с другой ждать с оголенным концом, тьфу ты, с обнаженным копьем. Сказано – сделано! Веронике было поручено щелкать с целью зажигания зажигалкой для газовой плиты с левой стороны шкафа, в том месте, где трубы входят под него, а я с оголенным, тьфу ты, короче, копьем наизготовку, ждал с другой стороны шкафа, где трубы выходили из-под него.

Не успел я встать на место своей дислокации, как раздался щелчок зажигалки и крыса, вскрикнув от испуга нечеловеческим голосом, метнулась через контролируемый мной выход под холодильник.

– И что это было? – ядовито поинтересовался я у супруги.

– Я ее пугнула, как ты и сказал, – невинно ответила та.

На второй Боцманский загиб у меня уже не было сил и поэтому я, всего лишь, попросил ее щелкать зажигалкой только по моей команде. Перегнав крысу с помощью все той же зажигалки из-под холодильника обратно под шкаф, я изготовился к карающему удару. Мой рев «Давай!!!», щелчок зажигалки, скачок крысы под холодильник, мой мощный, но безрезультатный тычок псевдокопьем, перегон крысы обратно под шкаф и все сначала. Как ни странно, но первой сдалась крыса – в какой-то момент она просто отказалась выбегать из-под холодильника. Ну, а как вы думаете, пятнадцать раз под свистящим над головой копьем бегать, это вам не в бассейн пописать. Общелкавшись до опупения зажигалкой, я устало встал посреди кухни. Взмыленная Вероника, тяжело дыша стояла рядом. А, я и забыл сказать, что каждый раз, как крыса выскакивала из-под шкафа, моя супруга соколом взлетала к небесам, в смысле на табуретку. Мы с горечью обозревали последствия этого «блядового поебища», то есть, «Ледового побоища», который мы устроили по вине крысы: безнадежно поцарапанная боковина лакированного шкафа из лиственницы, огромная черная царапина на боку холодильника, разбитая кафельная плитка на полу, множественные выщерблины от копья на стене…

Именно момент скорби и подсчета наших потерь был выбран крысой для прорыва – она очертя голову бросилась через кухню из-под холодильника к газовой плите. Я наобум ткнул в нее копьем и… попал. Правда, удар был не смертельным, но крысиная кровь на кафеле осталась. Зато, раненная крыса стала теперь совсем недосягаемой – под газовой плитой и мойкой у нее была куча мест, куда можно было спрятаться. В этот раз она нас переиграла, но мы с Вероникой не хотели сдаваться просто так.

На следующий день мы пошли в хозяйственный магазин и купили ДВЕ крысоловки – гигантские железные конструкции, работающие по принципу обычных мышеловок, но очень мощные, большие, с жуткими зубцами по краю. Купили – и забыли про них. Вспомнили мы про крысоловки только после того, как на кухне посреди ночи снова раздался какой-то подозрительный шум. Так как мы уже выяснили, что приходит крыса через ванну, куда попадает по трубам из шахты, то и ловить ее мы решили в ванной – на входе, если она только заявилась, или на выходе, если она уже отправляется восвояси. Я поставил мышеловку, зарядив ее за неимением сыра колбасой.

– Надеюсь, что колбасу крысы любят, – сказала с сомнением Вероника перед тем, как мы вышли из ванной.

О, да! Крысы обожают колбасу! Это мы выяснили спустя десять минут, когда услышали громкий щелчок сработавшей крысоловки и дробный стук металла о кафель. Я прибежал в ванную и включил свет: стучала умирающая крыса, в агонии пытаясь высвободить уже  раздробленную голову из крысоловки. Я дождался конца агонии, вытащил крысу из капкана и, не придумав ничего лучше, избавился от тела, выбросив оное в окно. А что? Третий этаж, все-таки, тем более что я не бросаю в окно ничего, кроме бычков, ну и крыс теперь.

А за этой крысой последовали еще шесть ее мстящих братьев-джигитов, которые буквально устроили паломничество в нашу квартиру. Последнее убийство было ужасно кровавым – крыса попалась очень резвая и почти успела отдернуть голову – ей только отрубило носовую часть морды. И вот, я заглядываю в ванную, где слышится тяжелое всхлипывающее дыхание, а там сидит охреневшая крыса, выбравшаяся из крысоловки и капающая кровью с обрубленной морды – УЖОСНАХ!!! Меня тварь не видела, но я видел, что она пытается найти выход и строит планы убежать. Тогда я взял свою верную швабру и, прицелившись, той самой перекладиной, которая давеча дала мне по голове, шарахнул по крысе. Брызги крови, визг крысы, начавшей метаться по ванной… Еще удар! Еще! Еще! И еще!

Я как раз упаковывал труп в целлофановый пакет, когда в ванную вошла Вероника. При виде крови, забрызгавшей всю ванную, ее вывернуло наизнанку.

– Делай, что хочешь, – ультимативно сказала мне супруга отдышавшись, – но я хочу, чтобы больше ни одна крыса к нам не проникла! Иначе я уеду к родителям!

На следующий день я вызвал сантехника. Мы вскрыли шахту и я битый час светил ему оттуда фонариком в том месте, где трубы входят в квартиру, а он тот же битый час лежал на животе в темной ванной и таращился под трубы, пытаясь увидеть хоть один проблеск света. И вот, когда я уже отчаялся найти секретный крысиный ход, я услышал ликующий вопль: «Здесь!!! Здесь посвети!» И я посветил.

Мы замазали крысиный ход цементом с битым стеклом. Крысы, наконец-то, оставили нас в покое. А когда сошел снег, у нас с дочерью превратилось в ритуал посещение шести (седьмую – кровавую – я таки выкинул в мусорный бак) крысиных разлагающихся тел, и наблюдение за всеми этапами их распада. Злате это показалось прикольным. Знаете, мне – тоже!

Теги: вне потока , крысы

Читайте также

53 комментария

218 bartek1
02 ноября 2012, 13:40