Обратная связь
×

Обратная связь

Простоквашыно. Передел

    29 ноября 2012 в 13:16
  • 24,9
  • 594
  • 5
  • 24,9
  • 594
  • 5

 Размещаю еще один текст с потерянным авторством. Меня повеселило!

 

 

— Йобана! — Шарик ворвался в помещение избы, — Йобана, йобана, йобана!!!

— Кто там? — Хватайка пропиздел заученную фразу, за которую, собственно говоря, постоянно и отхватывал.

— Да не пизди ты, — Шарик поддал ногой злоебучую птицу, — вставайте, скатыбля, у нашей коровы родился сын коровы!!

— Нихуя себе, — Дядя Федор открыл глаза. Он явно не ожидал такого поворота событий.

— Нихуя себе, — повторил Матроскин. Он просто хотел быть похожим на Федора.

— Нихуя себе, — отчеканил Хватайка, не подозревая того, что за эту фразу он потом получит еще не раз.

Через минуту они стояли посреди хлева и смотрели на то, что родила корова.

— А это не наш теленок! — произнес Шарик.

— А чей же? — удивился Дядя Федор. Он по жизни был очарованным.

— Государственный! — Шарик выпятил грудь.

— Схуяле? — Матроскин аж присел.

— Ну, корова же государственная, значит и теленок государственный!

— Долбоеб ты, Шарик, государственный, — Матроскин лизнул свои яйца, все-таки от природы никуда не денешься.

— Я может и долбоеб, но добрый, — непонятно к чему сказал Шарик, — и жывотных люблю.

— Вот смотри, — кот попытался обьяснить, — сторож в колхозном саду чей?

— Колхозный! — уверенно ответил Шарик.

— А пиздюли, которые он раздает, если за яблоками полезешь, чьи?

— Наши, — задумался Шарик, потирая синяк под глазом.

— Так и корова! — подвел итог Матроскин.

— Ну уж нет, — Шарик разозлился, — причем здесь корова и пиздюли?

— Заткнись бля! — Федор прописал подсрачник Шарику. — Я понял! Это действительно наш теленок. А как нам его назвать?

— Есть предложение, — Шарик не унимался, — а давайте назовем его «бронепоезд „Московский метрополитен“!

— Что-о-о? — теперь присел и Дядя Федор, — как ты это себе представляешь? Давайте лучше назовем его „Дядяфедор 2: судный день“!

— А может Гаврюшей? — неловко вставил свое слово Матроскин.

— А может по еблу? — Федор скривился, — я никогда не назову своего быка Гаврюшей!!

В это время „бык“ сходил под себя и заулыбался.

— Фу бля! — зажал нос Шарик. Это было сигналом к окончанию дискуссии и переходу в дом.

 

 

***

 

Утром Матроскин и Шарик сидели на крыльце и рыгали, кто громче.

— Чтобы продать что-нибудь ненужное, — вставил слово Матроскин, — надо сначала спиздить что-нибудь ненужное.

— И то верно, — Шарик опять загрустил, — надо спиздить что-нибудь ненужное.

— Даже не так, — Матрсокин опять задумался, он был рационалистом, — зачем пиздить ненужное, продавать его, а потом покупать нужное, если можно сразу спиздить что-нибудь нужное.

— Точно! — просиял пес.

В это время калитка приоткрылась и в проеме показалась голова Печкина.

Он был грузчиком, но называл себя гордо — почтальон.

— Вам посылка! — отчеканил он, все также прячась за калиткой. Он прекрасно помнил прошлую посылку от двоюродного дяди Матроскина, в которой было мыло и бейсбольная бита. О том, что было смазано мылом, и кто ушел домой с битой в жопе, Печкин не любил вспоминать.

— Только я вам ее не отдам, — все также ерничал он из-за спасительной калитки, — потому что у вас документов нету!

— Бля буду, я и есть Матроскин! — произнес Шарик, но Печкин опять вспомнил прошлую посылку и покачал головой.

— А пойдемте чай пить! — выглянул из дома Дядя Федор. В руках он держал старое дедово пальто и топор.

Печкину это показалось немного подозрительным, но уж больно он любил чай. Осторожно, не делая лишних движений, он пристегнул посылку наручником к своей ноге, и прошел в дом. Чая нигде не было, зато на подоконнике сидел Хватайка с ружьем.

Печкин обосрался медленно, сохраняя достоинство. Дверь за ним закрылась с легким скрипом.

— А чая нет, — произнес за спиной Дядя Федор.

— Да ну нахуй! — саркастически ухмыльнулся Печкин, — а я так надеялся.

Почтальон отдавал себе отчет, что сейчас его будут пиздить. Его жопа непроизвольно издавала компрометирующие звуки, а солнце в оконный проем нещадно светило в затылок.

— Чая нет, но есть кофе, — продолжил Федор, — тебе какое варенье, клубничное или вишневое?

В другой раз Печкин обязательно возмутился бы, почему к нему обращаются на „ты“, а не на „вы“, но сейчас был, очевидно, не тот случай.

— Давайте клубничное, оно выходит легче, — выдохнул он и сел.

 

***

— И нахуя мы ему клубничного дали, оно и в правду легко выходит, — ворчал Шарик, орудуя лопатой, — теперь хату от говна неделю отмывать будем.

— Да ладно, не пизди ты, — Матроскин отмахнулся, — нам все-таки лучше, чем ему.

— Ага, по крайней мере, нам живее.

— Помянем, — Шарик перекрестился и снял шапку. Старую печкинскую почтальонскую шапку.

— А что, — он виновато посмотрел на Матроскина, — а нахуя она теперь ему? — Шарик показал рукой на холмик земли.

— И то верно, — Матроскин сплюнул сквозь зубы, — »потому что у вас документов нету", — произнес кот, помолчав. — Уши, лапы и хвост, — вот мои документы!!

Раздел сфер влияния продолжался. Простоквашино еще не раз содрогнется от невиданных ранее зверств, и местные жители надолго забудут, что такое спокойная размеренная жизнь.

Теги: вне потока , юмор , чужой текст , Простоквашино , дядя Федор , Шарик , Матроскин , почтальон Печкин

Читайте также

5 комментариев

206 bartek1
29 ноября 2012, 13:16