Обратная связь
×

Обратная связь

3D дизайнер пятого разряда

    11 мая 2013 в 14:20
  • 34,7
  • 487
  • 23
  • 34,7
  • 487
  • 23

Исправительно-трудовая колония  – это тот же город, со своим градоначальником, с промышленной зоной, со спальными районами, со своими традициями, обычаями, законами и порядками. Тот же город, только за колючей проволокой.

Евгений Викторович был ДПНК (дежурный помощник начальника колонии) и редкой сволочью, работал еще с советских времён, конфликтуя с коллегами, дерзко вёл себя с Хозяином( начальником ИТК) и всей душой ненавидел зэков.

Любил потрошить посылки, отбирая дорогие сигареты, половинил дешевые и колбасу.  Жестокость, самодурство и садизм были основными характерными чертами Евгения Викторовича. ДПНК ненавидел всех, включая свою бывшую жену. Да и его, собственно, никто не любил.

Борис был человек  добрый, открытый и токарь пятого разряда, за что собственно и сидел. Если говорить точнее, то сидел он за изготовление оружия, притом второй раз. Страсть у него была к оружию, жить без него не мог, а правоохранительные органы это дело не одобряли.

Борис и Евгений особо не пересекались. Боря был наслышан обо всех его придурях, потому старался обходить дурака стороной. Однако, когда пошёл слушок о предстоящей Большой Комиссии, то начал не спеша, аккуратно и незаметно вытачивать автомат Калашникова. Благо, голова у него была как компьютер – все чертежи он помнил наизусть.

За неделю удалось изготовить некоторое количество деталей, столяры помогли с деревянной частью, так, что автомат стал вполне узнаваем.

По прибытию комиссии в лагерь, немолодой уже токарь Боря, достал из тайника тряпочку с заготовками, развернул её и выложил содержимое на стол, рядом со станком, взявшись точить следующую деталь механизма легендарного автомата.

Наведавшись в токарку, члены комиссии ужаснулись. У всех на глазах, заключенный делал автомат, притом еще и отбывая срок за ту же самую провинность.

Разбор полётов был грандиозный. Вызвали всё лагерное руководство, включая начальника ИТК и ДПНК Евгения Викторовича.

— А я что, я зэк, человек подневольный, начальство сказало автомат, я делаю автомат, — Борис развёл руками и сделал недовольное лицо.

— Кто тебе, урод, такое мог сказать, — начальник лагеря сжимал кулаки, играя желваками на лице.

— Евгений Викторович, — Борис сделал честные глаза и тыкнул пальцем в ДПНК.

У помощника начальника колонии подломились колени, он  дернулся влево, вправо, замотал головой и принялся оправдываться. После начал орать матом на всех, включая комиссию, попытался было ударить Бориса, но при посторонних не стал.

Члены комиссии заключенному не поверили.

— Хотите верьте, хотите не верьте. Дело ваше, вы начальство, вам виднее. Но,  можете съездить к нему домой и убедиться. Гарнитур кухонный просил? Просил. Сделали? Сделали. Меч, двуручный, залитый плексиглазом просил – просил. Диван, стенку шведскую, чучело медведя. Мы люди подневольные, нам что прикажут, то и делаем. Да и неужели вы подумали, что я, каторжанин, так откровенно и нагло, без прикрытия большого начальства, набрался бы храбрости делать автомат. Да и зачем он мне здесь. Патронов всё равно не достать.

Стоящие рядом зэки закивали головами, бубня, что всё это было, что просил. Все, как один, хором подтвердили просьбу ДПНК сделать автомат.

Евгений Викторович побелел, глаза его расширились, а по рукам прошла мелкая дрожь.

Комиссия всем составом, незамедлительно, поехала домой к ДПНК. В доме у работника ИТК был постелен шикарнейший, дубовый паркет, на кухне стоял красивый, резной гарнитур, в спальне висел двуручный меч, красиво залитый в прозрачную пластмассу, а в зале, в углу, грозно разинув пасть, стояло чучело медведя.

Через два дня Хозяин вызвал Бориса на разговор.

— Ты, конечно, сволочь, но молодец. Пять лет я от него избавиться не мог. Можешь рассчитывать на УДО. Заслужил.

Борис лишь молча улыбнулся. Он был не из тех, кто надел красную повязку на руку, согласившись сотрудничать с администрацией. Он был противником режима, отрицаловом.  И это была настолько редкая ситуация, когда «черный», человек, живущий «по понятиям», получил условно-досрочное освобождение.

Удача – скажете вы. А мне всё-таки кажется, что страх. Сегодня ДПНК, завтра сам начальник. Мало ли… 

Теги: креатив , общество , наука , бежвасовщина , зона , итк , заключенные

23 комментария