Обратная связь
×

Обратная связь

Выходнизмы

  • 4
  • 208
  • 7

О, наконец, наконец понедельник, работа, отопление, счастие, рай и прекрасное. В тырнете можно сидеть — никто ругаться не будет. полноценный псто написать, опять таки.

Трямс.

Выходные прошли очень айсово.

В пятницу мы с ненаглядным пили виски и пересматривали калифорникейшн, курили косяк и занимались всякими недетскими вещами. До этого побывали на ДЖАзце прекрасной группы «НЕ_ПОМНЮ_НАЗВАНИЕ», где перецеловались во всех углах, что лишний раз убедило меня в том, что я безнадежно неэстетична и глуха к искусству. хуевый человек и быдло-дрянь.

В субботу началась кутерьма. в связи с юбилеем дражайшей маман, Бржставицкая вся в истерике носилась по салонам красоты, репетициям своего выступления(исступления), магазинам и просто в панике бегала по всей квартире, роняя пепел сигареты, прилипшей к губам, на сиськи выдающегося размера.

К 6 часам была готова, собрана, накурена и полна решимости. Мало того — была красива, и еле как удерживалась от того, чтоб не пойти и не вдуть себе там в каком-нибудь темном углу. Сдержалась. Приперлась на праздник. Охренела от кол-ва людей, офигела от красоты мамика и папика, наполнилась сентиментальностью и любовью к близким. Перепила мальца, но это — чтоб не рыдать, когда буду матриарху в любви признаваться, сидя на барном стуле, под клевий джаззец, и с микрофоном у рота.

И все прошло хорошо. Я была железной и непоколебимой, немножко только сопли поронял в декольте, но по сравнению с рыдающим залом и зареванной мам — самообладание сохранила.

Потом были дикие пляски. Алкоголь лился ручьем. Мама была великолепна, папа сиял от гордости, все гости были довольными… и вообще, все было хорошо.

По еврейско-итальянским традициям Бржставицкой перепала куча цветов и деняг, поэтому, в страхе все проебать, Бржставицкая сбежала к ненаглядному, прихватив пузырь. А там, сидела у него на коленях и рассказывала-рассказывала. И радовалась. Такое счастье, когда есть кому рассказать. Такое счастье, что в моей жизни есть близкий человек, который может пережить мое счастье, и, более того — быть счастливым вместе со мной.

ага. лирика.

Воскресенье было достойным завершением недели.

Провалялись с любимым в постели до обеда, покормились, чем бог послал, и пошли гулять.

Совершили, на мой взгляд, последнее причастие — разделили друг с другом поход в Меломан, в книжный отдел. И остались друг другом довольны. Правда, выяснилось, что вкусы музыкальные у нас разные.

Далее — бродили по арбату, ели китайскую ерунду, а потом закупались нямкой. Встретились с другом и поехали домой.

Взрослая жизнь – такая тяжелая штука, особенно с учетом того, что и Аля, и ее ненаглядный – молодые и бесперспективные (ненаглядный Алю наругал за это слово) долбоебы.
— Ну, все не так ужасно, — заметил Сашка, близкий друг мой, когда мы вчера на несколько минут остались наедине, — по крайней мере, вам не нужно откладывать пятьдесят тысяч на запись нового альбома.
— Ога, — сказал я, — нам нужно отложить сто на гаджеты.
— Прости, Аля, я забыл, — Сашко погладил Алю по плечу, — вы ведь Ойтишнеги теперь.

Хотя, в целом, все очень весело. И война за жизнь по фен-шую только началась. 

Ох, тошнит от себя)

Душ свободен.

 

Теги: вне потока , м&ж , общество , путь пиздеца , офисная мартышка , ненаглядный

Читайте также

7 комментариев

311 brzhstavitskaya
07 ноября 2011, 11:29