Обратная связь
×

Обратная связь

Про ненаучные труды Олжаса Сулейменова и создание имиджа Казахстана

    27 октября 2011 в 19:09
  • 5
  • 2072
  • 13
  • 5
  • 2072
  • 13

Из старого, написано 10 месяцев назад. Надеюсь абзац номер 1 в этом году повторится))))

Муж мой сейчас получает в Алматы национальную интернет-премию за один из нескольких десятков их проектов за последние полтора года, который что называется выстрелил. На пике славы))

До настоящего момента я и не осознавала, что это не очередная любительская тусовка местных интернетчиков (они здесь все друг друга знают, читают друг дружку в твиттере и на местной блог-платформе, любят посмаковать истории умопомрачительного успеха гугл, фэйсбук, Темы, ну и собираются на конференции потусить, и в Москву летают с той же целью).
Хотелось бы отметить, с какой готовностью здесь замечают и награждают различные достижения.

Во многих отраслях страна ускоренными темпами догоняет те показатели, которые «приняты» в мире, и в официальных заявлениях чувствуется пафос «догнали и перегнали» (или это на меня так повлияло, что я новости для одного их банка перевожу??) И новая столица Астана тогда — «апофеоз» всех этих устремлений показать. Она не очень обжитая, но броская. Красота вычурных высоток оказывается изнутри хлипкой. Пешком ходить неудобно, как вдоль шоссе, да и что ты, нищая что ли пешком ходить?? В общем, пафос первых пятилеток и это не негативная характеристика, просто есть контрасты. Смысл, что ощущение в Астане, что многое нужно сделать и многим «ворочают», присутствует.

А я тут по чьей-то наводке узнаю версию истории тюркских народов казахского литературоведа и поэта Олжаса Сулейменова («Аз и Я. Книга благонамеренного читателя», книга 1975 года, получившая полный разгром и надолго запрещенная). В древнейшем памятнике древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» автор находит множество слов, заимствованных из тюркских языков. Для кого-то это скандал, ведь там должно быть древним русским словам. Его интерпретации темных мест нередко кажутся более обоснованными, чем излагаемые им же признанные варианты. На основании наличия указанных им заимствований автор делает вывод о широких контактах Киевской Руси со степными кочевыми народами, тюрками (в которых он видит предков жителей современной Средней Азии и в частности Казахстана, в летописях они фигурирует под этнонимами половцы, печенеги, косоги, черные клобуки и др.). То, что несмотря на грабительские набеги степняков наши князья с ними всячески мирились и братались, звали себе на помощь в своих разборках и на службу, — для меня интересно и убедительно. Заверение же, что княжеский двор владел и русским, и различными диалектами многочисленных кочевых племен, был двуязычен, как и «Слово», кажется досадной натяжкой, которыми пестрит весь труд О. Сулейменова. С одной стороны, поразительная эрудиция и смелый, непредвзятый взгляд на общепринятые тезисы предшественников, проницательность, с другой — полный произвол в изложении своих мыслей (вперемежку со стихами) и отсутствие желания писать скрупулезно, с должным скепсисом к собственным предположениям и пониманием, что идеи нужно вообще-то как-то отстаивать, а не только декларировать.
К сожалению, автор не дает себе труда писать собственно научный труд, спорные и новые идеи излагаются в свободной поэтической форме (вполне осознанно, не от недостатка образования), непоследовательно, пунктиром, нередко без обоснования метода, :) нет опоры на авторитеты, наоборот, сбивчивая, но часто эмоционально убедительная критика «всех основ». Испытываешь раздражение (нас на филфаке не тому учили, я на филфаке через такие жернова прошла, чтобы не только думать умные думы, но и излагать их в соответствии с ожиданиями научного сообщества, без чего на прозрения провидцев никто и не глянет; P.S. прошу не судить об истинности этого заявления по моим записям в жж, это разные вещи и пишу я здесь не для научного сообщества, вчерновую, пока «играет мысль» и занят ребенок), интерес, жалость (боже, как его должны были затюкать), даже негодование, что его спишут со счетов «только» за невнятность, опять раздражение, что автор и не пытался выразить себя иначе, но затем и понимание, что подобное набрасывание вех будущим кропотливым исследователям тоже имеет право быть: народу нужна национальная идея, а национальные идеи других народов тоже создавались не так уж и щепетильно. Да и как бы округло и веско ни выражались различные авторитеты в гуманитарных науках, время может показать те же натяжки и искажения в их трудах. Только стиль их изложения не вызывает сомнения или желания вступить в диалог, эти страницы обогащают тебя непреложными истинами.

Я склонна сочувствовать различным «мистикам», первопроходцам, новаторам и сдерживать предубеждение, читая даже не очень убедительные строки. Дело в том, что я вообще не могу не читать критично и самые признанные авторитеты и столпы получают у меня замечания и дополнения. Мой очень личный миф об узкой тернистой тропе истин заставляет с интересом откликаться на новое и даже извлекать хоть какой-то фактический материал из полубреда. Думаю, я потратила массу времени на выяснение того, что некоторые популярные и, наоборот, непризнанные идеи гроша ломаного не стоят :) Хотелось бы найти в этой наклонности какой-то смысл и пользу. Быть критиком, ставить печать качества и выстраивать перспективу из явлений.
Из самого бредового, что вспоминается, это труды про Атлантиду, где вперемежку с толкованием всех известных пророчеств «доказывается» инопланетная жизнь на Атлантиде и как прямое следствие Конец Света нам. Не то чтобы О. Сулейменов во второй части книги был чужд этого метода. Возведя предков казахов и других тюрков к шумерам, он утер нос Европе, которая брезгливо открыла для себя Среднюю Азию в 19 веке в самый бедный материально и культурно период ее жизни и склонна по-прежнему смотреть на нее свысока, выпячивая собственную «доказанную» древность и непрекращающийся расцвет и прогресс. Мне не жалко, пускай тюрки обладают древнейшей письменностью и вылезают в самые известные периоды истории, внося неоценимый вклад (а потом снова уходя на отдых в кочевое забвение). Однако есть и такие патриоты, важными подпорками достоинства которых являются факты былого величия их нации, начиная с самых ранних времен цивилизации. Они-то обычно и наиболее яростно отстаивают чистоту и раннюю гениальность своей расы и болезненно переживают амбиции других. Мне же гораздо интересней, что из себя представляет конкретный человек и, может быть, ближайшие 2-3 поколения его предков (нет ли садистов и алкоголиков))). То, что человек француз, еще не значит, что именно его предки делали Революцию, читали Вольтера, танцевали в Версале. Вполне возможно, что его предки и не французы.
История, в том числе история языка, — очень интересная наука, и очень досадно, когда от нее явно несет современной политической ситуацией. Еще интересней, что есть истории — и присущие им политические взгляды — привычные, а есть новые, «возмутительные». Мне чесгря пофик, что там малюют украинские историки. Я бы на их месте делала ставку на то, что благодаря тесному и всестороннему контакту с горячими и деятельными тюркскими народами они почти совершенно утратили славянскость их «выморочного» бледно-русого соседа, так же, как поляки благодаря германцам. Однако, судя по различиям в лексике между русским и украинским (отличительными являются заимствования из польского и немецкого, а с 20 века — и английского), Украина делает ставку на Запад.
Боюсь, мне не поверят, что я хорошо отношусь к украинцам, а ведь я знаю их язык, я там долго жила. Яд в абзаце выше предназначен для их веселых ученых и политиков, которых они сами, 10 лет спустя, не очень-то любят. Я даже готова признать, что миф о Великой России основан на не менее вздорных натяжках, чем миф о Великой и независимой Украине, но извините, наш старше и обвалится уже вместе со страной, а вашему еще предстоит немного обкататься. А на Западе тем временем бытует миф о нарушении прав во всех наших странах бывшего СССР, политической несознательности и безответственности, возможно, грубости. И на чем-то это все базируется. Я бы не боролась с ветряными мельницами — и сосредоточилась на создании новых культурных мифов на экспорт, равных Толстому, Достоевскому и спутнику. Я как-то задумалась, что и как у нас нынче заимствуется, и была поражена, как мы заимствуем. Значительная часть лексики проникает через всяких торгашей, большая часть этих слов не нужна и может быть заменена собственными, многие заимствования переданы в нашем языке безграмотно, искажены. По-моему, это свидетельство не в пользу нашей культурной развитости и независимости. И тут потрясания былыми победами недостаточно для исправления ситуации.

Возвращаясь к изначальной теме, повторю, что в Казахстане очень приветствуют все, что работает на имидж страны. Книга О. Сулейменова оказалась именно имиджевой, достойной национальной премии независимого Казахстана. Мне любопытно, как поступили в науке с этим ворохом идей. Про разгром в 75-м мы слышали, а было ли кропотливое рецензирование? Ведь если проверить и достойным образом обосновать хоть некоторые положения, наша картина мира только обогатится. «Аз и Я. Книга благонамеренного читателя» рассчитана на широкого читателя, не обладающего достаточным багажом знаний, чтобы иметь свое мнение по какому-либо из рассматриваемых вопросов, более того, не представляю, как о палеографии и сравнительной лингвистике читают нелингвисты. Ну хоть им в помощь, что работа не отягощена дотошными научными обоснованиями, которые бы еще сузили круг читателей — и потенциальных рецепиентов поэтических идей о величии своего народа. Я все же благодарна автору, что по ходу я ознакомилась с некоторыми подробностями истории и традиций кочевых народов, узнала, кто такие тюрки в наши дни и где они живут, что удивительной особенностью их языков является консерватизм, малая изменяемость за тысячелетия, так что они вполне понимают друг друга, тогда как индоевропейские языки быстро меняются и стремительно расходятся, и причина этому — в образе жизни, мировоззрении и культуре соответствующих народностей (вспомним о западной идее прогресса, вот одно из проявлений). Также надеюсь, что его критические замечания по поводу состояния тюркологии имели следствием ее бурное развитие. Но в целом досадно, что эта книга — не тот источник, на который можно ссылаться. Но, знаете ли, будоражит мысль :)

 

Теги: книги , общество , культура

Читайте также

13 комментариев

678 erratic
27 октября 2011, 19:09