Обратная связь
×

Обратная связь

* * *

  • 13,3
  • 308
  • 0

Какую рану нанесу
бумаге рифмою и слогом?
Я роюсь в слове, как в лесу,
как что ли мышь, что роет норы.

Ночь во дворе, а стало быть,
пора под строгим взором музы
писать, вычёркивать, корпеть.
Всё, что пишу, бросаю в мусор.

Такая мука сочинять,
какое, Господи, блаженство
писать стихи, марать тетрадь
занятьем сложным, бесполезным.

Я знаю дыма без огня
не может быть. В такую осень:
– Хьан гIулакхаш муха ду? – меня,
пусть на чеченском кто-то спросит.

Но слово не имеет власть,
и рифма бьёт в живот коленом.
Люблю я горы и Кавказ,
где и плутает юный демон.

Покинув родину и дом,
устав от утвари и грязи,
мы все когда-нибудь уснём
и очутимся на Кавказе.

Как тихо падает листва,
где горы высятся, равнины
лежат. Цвети нохчийн латта
под звуки музыки старинной.

Теряя ровный мыслей ход,
пишу, глумясь, витиевато.
Язык чечен сунна дик ца хоъ.
Что ж ставлю точку, где не надо.

20 октября 2002 года


Хьан гIулакхаш муха ду? – Как у тебя дела? (с чеченского)

Нохчийн латта – Чеченская земля (с чеченского)

Сунна дик ца хоъ – я плохо знаю (с чеченского)

Теги: поэзия , литература , Канат Канака , Байконур , negornoza

Читайте также

305 kanakakrisolov
29 октября 2012, 09:46