Обратная связь
×

Обратная связь

Чердак

  • 13,4
  • 218
  • 2

По лестнице ведущей на чердак

мы поднялись, где много-много хлама,

чтоб суть вещей не изучать, читать,

словно молитву, как служитель храма.

Валялся зонт в углу, в густой пыли

лежали вешалка, очки, прищепки,

овальный столик без одной ноги

и никому не нужные дощечки.

Я вытер пыль с овального стола.

Стол был с лицом измученного грека.

Под столиком до времени спала

ни в чём не провинившаяся скрепка.

Любой предмет, как соскочивший болт

со стула, был для нас недосягаем.

Манзуре пригляделся чёрный зонт,

хоть он и был немножко неисправен.

Любая вещь была достойно слёз,

вплоть до гвоздя (Алёша мучил книгу,

лишь домовой скрывался, словно гость,

напуганный и затевал интригу).

Кресло-качалка доживала век,

как граммофон и стопка старых книжек.

Там был гамак, который опроверг

не стойкость жизни и достойно выжил.

Их узкий круг не замыкался здесь,

среди вещей отбывших, отслуживших.

Чердак покинул навсегда Гефест,

на чердаке давно когда-то живший.

Чердак

14 июня 2001 года

Чапаевск

Теги: поэзия , литература , Канат Канака , Байконур , Кызылорда

2 комментария

301 kanakakrisolov
01 октября 2012, 16:28