Обратная связь
×

Обратная связь

Груда камней

  • 12,4
  • 451
  • 1

Груда растёт усталыми камнями,

лбом упираясь в сирый небосвод.

Пишу стихи (и брезгаю стихами),

так я в глуши свой коротаю год.

 

У камня есть особая повадка

не схожая с камнями, свой акцент,

имеет камень свой размер и цвет,

и каждый камень тайна и загадка.

 

Пишу о камнях. Что вы? Где вы? Кто вы?

Вот тут. Два шага и рукой падать.

Да, что вы, в самом деле, бестолковы?!

Груду камней не силюсь описать.

 

Я думаю, что я в тысячелетье

другом был камнем круглым и большим.

Наказанный природою бессмертьем,

своё тысячелетие вершил.

 

Непогрешимый путник не заметит,

что в камнях есть особенность одна,

что эти камни маленькие дети,

я этим детям дальняя родня.

 

Вот этот камень злой и толстощёкий,

в нем сохранилась молодость отцов.

Смотрите, как сурово и жестоко

он смотрит человечеству в лицо.

 

А этот, что с морщинами, должно быть,

на землю лёг, устав, в избытке лет,

от битв и войн. Он был бойцом хорошим

и знал, и видел что такое смерть.

 

Тот, что кривой и согнутый, угрюмый,

он позабыл, что некогда, давно

он воровал цветы у толстосума

и как бросал красавице в окно.

 

Сей камень, что лежит неподалёку,

одною позой ясно говорит,

что он всегда пребудет, верен Богу

и будет жить, как Бог ему велит.

 

Овальной формы камень вечно молод.

Он не красив и взгляд его тяжёл.

Он сух в речах и вечно ищет повод,

чтоб собеседник поскорей ушёл.

 

Остроконечный, угловатый камень

наоборот, ему есть что сказать.

Мы с ним всегда в одну игру играем,

он спрячется, а я иду искать.

 

Есть такой камень. Он такой громоздкий,

что и атлет с ним справится едва.

Так он поэт. Мы в этом смысле тёзки.

Он подбирает нужные слова.

 

О, этот камень был не чужд к искусству.

Как много слов любви он сочинил,

подумать только. Столько счастья, грусти!

Как даром речи он меня томил!

 

Он одарён был. Малого таланта

недоставало детскому уму,

такому великану и гиганту,

воздать за всё, за все стихи ему.

 

Его стихи я и сейчас читаю,

ум, в бесполезный понукая труд,

в надежде, что я разгадаю тайну, –

вдруг узнаю, нет её вовсе тут.

 

Я вижу вон больших размеров камень,

исписанный проезжими людьми,

свои зрачки в него я понукаю.

Какие города он разгромил,

 

лишь знает он один. Он был отважным

и вёл бои за земли, бил врага.

Я встречусь с ним не раз и не однажды

прочту на нём чужие имена.

 

А вот и ты, мой камень сокровенный,

с лицом ребёнка, радуешься мне.

Кем прихожусь я для твоей вселенной,

но причислять не смей меня к родне.

 

Я не тобой и ты не мной взращённый,

хоть ты мне брат, хотя бы по тому,

что ты, как я ничем незащищённый,

художник и по духу своему

 

ты близок мне и по мировоззренью

мы очень схожи.  Плод твоих работ

уходит в цвет, описывая бремя,

как злая пуля Пушкину в живот.

 

Твой мир в цвета, какие только могут

на свете быть, окрашен. Твоя кисть

рисует человечеству дорогу,

которая и отражает мысль.

 

Рисуешь ты талантливо и сложно.

Твой дар велик и гений твой высок.

Мой баловень, мой маленький художник

прекрасно твоё юное лицо.

 

Что я скажу. Мне нечего прибавить.

Всех перечислить не хватает рук.

Мне не легко груду камней оставить.

Я ухожу и обрываю круг.

 

Груда камней печально, одиноко

лбом упираясь в сирый небосвод,

растёт себе. Как у меня, их много.

Я покидаю этот хоровод.

 

29 июня 2000 года

Чапаевск

Теги: поэзия , литература , Канат Канака , Байконур , Кызылорда , zaza , negornoza
314 kanakakrisolov
02 ноября 2012, 01:04