Обратная связь
×

Обратная связь

Караваджо

  • 12,4
  • 199
  • 7

Зима на сердце и метели
в душе. И некому согреть.
Люблю я на твои, Микеле,
работы и труды смотреть.

Покуда не сбежал на Мальту,
вели мне обратиться в прах.
Смотрю на белую бумагу,
как смотрит на меня твой Вакх,

и не могу писать, Микеле!
Какая полная луна
стоит в окне. На самом деле,
во всём одна моя вина!

Напрасно белый лист мараю
и зря длину карандаша
я трачу. О, — я это знаю! —
мой труд не стоит и гроша!

Мне не достать, должно быть, выси
и совершенства одолеть
не выйдет. Дорогой Меризи,
дай мне бесславным умереть!

Пусть ил затмит худую славу
и обрастает сорняком!
Не дай мне выйти на эстраду
и накричаться в микрофон!

Мне никогда не красоваться
на сцене! В зале не стоять!
Не дай же голосом пространство —
Мой Караваджо! — замарать!

Не дай мне согрешить пред белым
листом письмом о том о сём!
На что мне Троя, войны, беды,
когда мы завтра все уснём?!

Какая к чёрту Илиада,
когда мой путь лежит в Аид.
Убей меня, как Голиафа
бесстрашный победил Давид!

Кого модерн, кого барокко
интересуют в наши дни?
Микеле, на горе высокой
какой-нибудь похорони.

Хочу лежать в горах Кавказа,
где странствует герой поэм.
А на вопрос людской – зачем,
имею право отмолчаться.
Я эту тайну не повем.

20 февраля 2000 года
город Байконур

© Канат Канака

Караваджо

Теги: поэзия , культура , литература , живопись , художники , Караваджо , Байконур

7 комментариев

301 kanakakrisolov
28 сентября 2012, 00:19