Обратная связь
×

Обратная связь

Эндорфин

    06 февраля 2013 в 22:10
  • 21,3
  • 391
  • 40
  • 21,3
  • 391
  • 40

Он умолял, просил на коленях и бился головой мне об ноги. Кричал и громко рыдал. А я просто молчал и смотрел на него сверху вниз.

Я стоял в грязной комнате с потертыми желтыми обоями. Из мебели тут был только матрас, пожелтевший от грязи, и стул. На полу валялись две немытые ложки и зажигалка. В принципе к мебели можно было отнести и его, этого конченого торчка, который всем своим видом и смердящим запахом, заслужил место не в ряду людей, а в группе биологического дерьма.

Он позвонил мне вечером, как раз когда я собирался в ресторан. Белла позвала меня ужинать, и я уже был в дверях, как раздался звон домашнего телефона. "Джеффри, приезжай, я подыхаю" — услышал мертвым тоном я с того конца провода. «В который уже раз» — подумал я. Мне ничего не оставалось, как позвонить Белле, сказать, что я задерживаюсь и ехать в совсем другой конец Лондона к своему брату наркоману.

Сев в такси, на меня внезапно нахлынула волна всех самых теплых воспоминаний, связанных с моим братом. Как я его знакомил со своей девушкой, как мы вместе сидели в парке, недалеко от его дома, и просто смеялись. Вспомнил то, что с ним мы никогда не говорили о деньгах, мы просто тратили все, что было в кармане вместе. А теперь единственное, что я могу услышать от него это просьба занять немного деньжат на еду, которую он никогда не покупал, а тратил все деньги на героин.

А вот и его девятиэтажка. Подъезд был таким же грязным, как и вся судьба моего братца. У лифта спал бомж, и пришлось немного потрудиться, чтобы освободить путь к дверям. Я нажал на цифру восемь и лифт громко и медленно поехал вверх. С каждым этажом у меня все больше увеличивалось желание поскорее сбежать из этого района, поскорее попасть в тот маленький, уютный итальянский ресторанчик, где меня ждет моя любимая. Но все самое страшное еще впереди.

Я ждал минут пять, пока Джон открыл мне дверь. Вид у него был даже хуже, чем обычно. Грязная майка алкоголичка, нестриженые уже черт знает сколько ногти, протертые на коленках джинсы, кажется их он не снимал уже недели три. Хотя нет, к маме за деньгами и бесплатной жратвой он всегда приходит хотя бы причесанным. Я молча зашел в его разбитую однокомнатную квартиру и сел на единственный стул в комнате.

«Ну что опять, опять ломает? Ты в курсе, что я опаздываю из-за тебя в ресторан?» — с нескрываемым раздражением сказал я. «Брат, понимаешь, я решил завязать, я хочу бросить, все, мне надоело это» — он сидел на матрасе и нервно качался взад вперед. Я сразу понял, что ему нужны деньги на «последнюю дозу», я даже устал считать количество этих последних доз, но в его поведение было что-то не то. Обычно он спокойно и даже с улыбкой просил у меня денег, но сейчас он был действительно на нервах. «Понимаешь, я понял, что это мой конец. Я увидел, в каком дерьме я живу, брат, я хочу к Маме, секешь? Я, я....» — Джон заплакал. Я даже не назову это слезами, это была настоящая истерика. Он бросился к моим ногам и начал биться голов об мои туфли. Сквозь его рев я ничего толком не мог расслышать, а сам я не мог даже и шелохнуться.

Меня протыкало одновременно множество чувств. Жалость, ярость, ненависть, сострадание. Я просто широко раскрыл глаза и не мог выдавить из себя слово. Никогда я не видел его таким, никогда. И сейчас я ясно видел, что моего брата больше нет, его просто не существует, он умер. От него осталось только его тело, утыканное иглами от шприцов, и обратного пути уже нет. Я встал, и начал медленно отходить от него. Он вцепился мне ноги, и на коленях следовал за мной. Уже не выдержав, я крикнул: «Отойди от меня, быстро! Не трогай!». Из внутреннего кармана пальто я достал кошелек и вытащил от туда пятьдесят двадцать фунтов. Кинув их прям на пол, я пулей выскочил из его квартиры, и начал быстро спускать по ступенькам.

«К черту, к черту это все» — думал я. У меня было ощущение, что это меня имеет героин, а не его. В голове стояло два лица, тот, старый Джон, из детства, и нынешний торчок, который не являлся мне братом.

В тот вечер мы хорошо посидели с Беллой. Зайдя в ресторан, я первым делом обнял ее, и, не в силах уже держаться, просто заплакал. Она знала, что разговоры про Джона были запретной темой. Она поняла все без слов. Только она поддерживала меня.

Через три дня я узнал, что Джон пропал. Его труп нашли через неделю, на каком-то заброшенном складе, где все время собирались такие же наркоманы, как и он. Его «друзья» сняли с него обувь, ремень и подарок отца, часы, которые он никогда даже и не думал продавать. С него сняли даже носки. Говорят, что на его лице была улыбка. Весь его мир когда-то изменился. Все его цели когда-то поменялись. Весь его мир — Героин. Все его цели — эндорфин.

Теги: креатив , наркоман , героин , эндорфин

40 комментариев

63 kishki
06 февраля 2013, 22:10