Обратная связь
×

Обратная связь

Между бутылкой и жизнью

    2012 ж. 20 тамызда сағат 10:30-да
  • 24,3
  • 350
  • 39
  • 24,3
  • 350
  • 39

Когда телефонный разговор начинается со слов: «Опять происшествие, слышала?» и дальше идет поток, из которого мозг выхватывает: «Неделю был в запое… избил… вся синяя… сотрясение мозга… вызывали «скорую» и милицию…» — я секунд на пять закрываю глаза, сжимаю зубы и внутренне перестраиваюсь на многодневный стресс.

Я ненавижу алкоголиков. Меня начинает мутить, когда они начинают со мной общаться, дыша в лицо перегаром – сбегаю безо всякого предлога. Обхожу десятой дорогой места, где встречаются «теплые» компании с синеносыми товарищами и терпеть не могу слушать о том, что это болезнь. Умом я понимаю, что болезнь, но чувства все время вырываются наружу в виде язвительных реплик, не прошедших цензуру выражений и полного неприятия.

Все эти слюнявые объяснения, что пью, мол, от безысходности, от того, что не понимают окружающие – несправедливость кругом – сказки для малолеток и собутыльников. Хорошо, если просто оправдываются, некоторые умудряются разыгрывать алкоголизм, как козырную карту – мне все должны, я много работаю и должен как-то снять стресс. Этот бесконечный релакс, если «больной» не берется за ум, заканчивается всегда одинаково – знакомством с Уголовным кодексом.

Больше всего страдают близкие – у них жизнь тоже не сахар, да еще и нужно возиться с вечно пьяным, простите, ссаным и агрессивным папашей (сыном, братом и т. д.). Неподалеку живет такое чудо – взрослые дети (вполне себе благополучные, без вредных привычек) сгорая от стыда, тащат папеньку домой, подобрав его у какого-нибудь магазина, где тот сначала орал три часа, пугая прохожих, а затем заснул на асфальте. Свидетели сего трудового подвига бегут к нему домой, и «радуют» семью, сообщая о местонахождении головы ячейки общества. Его даже доблестные труженики правопорядка уже не забирают – привыкли.

Алкаши тоже привыкли. Не знаю, как в РК с этим дело обстоит – в России ЛТП позакрывали, где раньше лечили подобный контингент, медвытрезвители тоже не работают. Законы и указы постоянно перебрасывают заботу об алкашах с плеч полиции на плечи медиков, которые должны, очевидно, не только из запоя выводить, но и отбиваться от беспокойных больных самостоятельно. Родственники тоже решают проблемы сами.

Как раз про последний телефонный звонок. Человек ушел в запой на неделю, дошло до того, что бросился на жену, избил, душил ее, руку прокусил. У нее сотрясение мозга, из дома ушла к родственникам жить. Когда вызвала защитников от государства, те приехали, забрали его…на 3 часа (!) и выпустили. Она не успела даже вещи собрать, так в халате, в тапочках и сбежала, чтобы не добил. Доблестная полиция откроет дело, но для этого нужно, чтобы конфликт закончился появлением трупа.

Бедные женщины терпят, потому что знают – они никому не нужны. В данном конкретном случае – терпят более 30 лет. Поскольку люди близкие мне, я все время взрываюсь, говорю, что незачем терпеть, нужно разворачиваться и уходить. Начинаем спорить, мне выдвигают как аргумент: «А как же квартира? Она не уходит, потому, что квартиру не может на него оставить. Да и куда идти, если жить негде?». О какой квартире может идти речь, если жизнь в опасности? Кругом люди, не дадут пропасть, а жизнь заново можно начинать в любом возрасте, если ничего иного не остается.

Лечиться это чудовище не собирается, ему, как он говорит, и так хорошо. Да и не сможет он трезво жить, после того, что натворил в этой жизни – случай избиения жены не первый, да и не только жены и не только избиения. Теперь, когда она заявила, что (наконец-то!) решила развестись, восьмидесятилетняя мать этого товарища звонит и просит, чтобы она его не бросала. Не из любви к сыночку, который периодически ворует у нее деньги, а потому, что она его элементарно боится.

P.S. Только что звонила, всхлипывает в трубку: «Сегодня возвращаюсь домой, пусть добивает».

Тегтер: общество , алкоголики , семьи алкоголиков

39 пікір

92 AnnaV
20 тамызда 2012, 10:30