Обратная связь
×

Обратная связь

Ainalain

    2019 ж. 29 желтоқсанда сағат 03:26-да
  • 4369,6
  • 186
  • 125
  • 4369,6
  • 186
  • 125

Меня всегда удивляла способность музыки (и запахов) переносить людей во времени. Едешь себе в электричке, думаешь о синичках, зябликах, годовых отчетах и мироздании, и тут внезапно в твоё вечернее бытие врывается приторная песенка некогда любимого всеми казахскими девчатами итальянца:


Меня с ней познакомил другой итальянец, философ, любитель ухи и носительниц миндалевидных глаз. Звали его Франческо, он был доктором философии и жил через дом от меня, а познакомились мы на дне рождения нашей общей подруги из Литвы. С ней они были знакомы по сообществу студентов-католиков (в которое я когда-то даже вступила, ахах, даже не спрашивайте как и зачем). Немцы звали его Францом, я -- Ческом, наверное, из-за Фабрегаса, он отзывался и на то, и на то. Ческ обожал изобразительное искусство и всех, кто в нём мало-мальски разбирается, в том числе меня. Вместо кофе или кино на первую встречу он позвал меня в музей. Ага. Это ужасно милая история. Я как-то не подумала, что на свидание могут пригласить в музей, поэтому решила, что это вовсе не оно, и приехала туда на велосипеде в драных старых джинсах. А он стоит там такой весь отутюженнный в бабочке и с букетиком каких-то неизвестных мне мелких желтых цветов в газетном кульке. Клянусь, это была не модная крафт-упаковка, а самый настоящий газетный кулек, папа в такие семки любит щелкать. Я обалдела, конечно. В общем, так и ходили по музею: газетно-цветочный кулек, мои голые коленки, его бабочка из прошлого века, впивающаяся в кадык, и две смотрительницы, которые везде следовали по пятам и перешептывались. С Ческом, конечно, ничего не вышло, несмотря на то, что он с наимилейшим упорством принялся за изучение казахского, готовил офигенную пасту практически из воздуха и знал миллион интересных историй. А ещё называл меня "айналайын". Я, кстати, по сей день испытываю затруднения в переводе этого слова. Ческ одевался как мой прадед, любил старое кино (типа "Кабинета доктора Калигари" и "Это случилось однажды ночью") и немецких экспрессионистов, ездил на разбитом велосипеде (даже подряхлее моего), нигде не работал и днями и ночами пропадал в архивах и библиотеках. Позже мне рассказали, что он из какого-то очень знатного флорентийского рода и приехал сюда в поисках документов своего деда, погибшего в лагерях. А та самая подруга из Литвы качала головой как неваляшка и говорила, что я "дурачок" (так и говорила, только такие слова по-русски и знала), потому что он очень, очень, удивительно, сказочно богат! Ну, дурачок, так дурачок. Мне вообще везёт на таких странненьких богачей.

Вот так за три минуты перед глазами пролетают почти три года весёлого соседства с домашней пиццей, чаем на тёплой летней крыше, старыми чёрно-белыми фильмами, набожными друзьями, велопокатушками за городом, омерзительно-восхитительной требухой по старинному рецепту бабушки, ранней клубникой, поздней осенью, ночными рыданьями в библиотеках и университетских скверах, мамма мией и отчаянной жестикуляцией, миллионом восклицательных знаков в смсках и неподдельной нежностью в моем имени, произносимом им очень, даже слишком часто. Интересно, вообще, как по-разному может звучать имя, когда оно в руках разных людей. Приятно, когда оно попадает в надежные, теплые ладони, можно не переживать, что его уронят или разорвут на два жестких слога, его несут предельно аккуратно, время от времени гладят и как будто даже наслаждаются, тихонько произнося его снова и снова. А потом так же осторожно подносят к твоим ушам, потому что знают, что ты всё ещё не можешь к нему привыкнуть. Медленно и ласково.

"Если кто-то тебя любит, то он по-особому произносит твое имя. И ты знаешь, что твое имя находится в безопасности, когда оно в его рту". Билл, 4 года.

Сейчас все подумают, что я опять о френдзонах и неслучившихся любовях, Альсуир будет возмущаться и метать молнии, Чапай напишет песню (ну наконец-то!), Эрик придумает хлесткое четверостишье, Марина пришлет фотку горячего итальянца, Зи спросит, где тут про сэгс, Пол молча лайкнет, мамушка возмутится "ты мне не рассказывала!", сестра напишет философскую фразу, смысл которой я, возможно, никогда не пойму. А тут совсем не про то. Просто, понимаешь, кулек, цветы, непереводимые шутки и "айналайын" с ударением на первый слог.

Электричке понравилось.

Тегтер: вне потока

125 пікір

2 CiaraScuro
29 желтоқсанда 2019, 03:26

Бұл мақаланың демеушілері

  • Podpolny
  • Talarii
  • donTameo
  • Yasnogorceva

Репост от

  • Talarii
  • Yasnogorceva
  • Aliina20