Обратная связь
×

Обратная связь

ЧЮ. Петя и Аркашка

    2014 ж. 30 шілдеде сағат 10:29-да
  • 184
  • 424
  • 90
  • 184
  • 424
  • 90

Если бы гипсолитейщица Синтия могла увидеть то, чем природа наградила Петю, она в отчаянии разнесла бы в прах свою жалкую коллекцию. И даже черный плуг Джимми Хендрикса не стал бы ей утешением. А Петин красавец-то вот он – крупный, изогнутый в форме дуги лука, с ярко выраженными венами, увенчанный тяжелой сизой вычурной головкой.

Петя снисходительно усмехается, не мешая Катьке восхищаться своим богатством. Петя всегда существует лишь в трех ипостасях. Или молчит, или поет под гитару, или трахается. Самую длинную речь Катька услышала от Пети на первом их настоящем свидании. Пройдясь по ней катком и глядя, как она пытается восстановить дыхание и вернуть глаза в орбиты, Петя по-доброму сказал:

– Я смотрю, ты доминировать любишь. Ну давай, теперь доминируй.

На гитаре Петя берет только три аккорда. Песни сочиняет сам. Поет в основном про кровавую любовь, поэтому девушки в его песнях достойны такой любви. Глаза у них всегда синие или черные как ночь, в зависимости от степени накала страстей. Губы, конечно, маками, а соски вишнями. Как манок на баб такие песни действуют безотказно – Катька по себе знает. Петя обещает рай, и обещания свои трудолюбиво исполняет. Если бы Катька уперлась как следует, то Петя наверняка женился бы. Только вряд ли когда-нибудь по-настоящему осознал бы изменения в своем гражданском состоянии. Поэтому Катька и не мучает его. Пусть делает то, что ему велено природой. Поет, как птица на ветке, да баб трахает…

Катька была на своем рабочем месте, когда к ней присоседился лысый парень с хорошо обозначенным пузцом. Вскользь взглянув на пришельца, она равнодушно отвернулась: мало ли к кому и зачем. Но что-то заставило её снова пристально посмотреть на парня:

– Аркашка!

Аркашку Катька знает с семнадцати лет. Он из аристократической сильно пьющей семьи с громкой фамилией. В семнадцать был гибким, как тростинка, с тонкими чертами лица, большими карими глазами и волосами – такими мягкими, что уже тогда было ясно, что Аркашка собирается рано облысеть…

Когда Катька показала его подружкам, те выпали в осадок. Её, вечно растрепанную, под локоток держал голливудский красавец в костюме, с бабочкой и самыми изысканными манерами. Правда, очень скоро подружки перестали завидовать Катьке. Сделали вывод – красивый, но дурак. А еще в Аркашке рано проявилась наследственная тяга к алкоголю. Пьяным он был нехорош, поэтому в среде Катькиных друзей родился традиционный тост:

– Выпьем же за то, чтобы нам никогда не приходилось пить с Аркашкой.

Аркашка полюбил Катьку с первого взгляда. Трезвым добивался её взаимности по-джентльменски, а пьяным – не по-джентльменски. А Катька тогда была девственницей и своего первого мужчину представляла совсем по-другому. И вот теперь изменившийся до неузнаваемости Аркашка явился взять реванш.

Аркашка был богат. Это всегда было непреложным. Он умеет делать деньги. Мало того, деньги буквально преследуют Аркашку. Липнут к нему, как надоевшая любовница. Он закодировался от пьянства и управляет небольшим хитрым бизнесом. Катька, не ожидая сама, повелась на Аркашкино великолепие. На тихо-роскошный антикварный матово-черный «Форд», на дорогие рестораны. Решила дать ему шанс. Тем более Катькина мама в восторге от нового Аркашки. Мамам он нравиться умеет. Да только Катькиного попугайчика Карлушу не проведешь. С ним у Аркашки отношения сразу не заладились. Наблюдая, как увлеченно и сосредоточенно её новый возлюбленный вылавливает Карлушу, чтобы свернуть ему шею, Катька решила давать шанс Аркашке на его, Аркашкиной, территории.

Уже после третьего свидания Катька тащилась на Аркашкину территорию уныло и обреченно, как на прием к гинекологу. Если Аркашка не вел Катьку в ресторан, то вечера у них складывались тихо, по-пенсионерски. Закодированный держал дома редкостный и обильный бар. Выпить предлагал настойчиво, подозрительно сверля Катьку глазами. Но предвидя неизбежное, она не пила и не расслаблялась.

Момент наступал всегда одинаково. Аркашка больно хлопал Катьку по крепкой ляжке:

– Ну что там у тебя?

И Катька начинала тяжело, в муках строить их общее счастье. Пока она трудилась, Аркашка предпочитал расслабленно лежать на спине и изредка вздыхать, краснея щеками из-за мягкого живота. Когда Катька уже надеялась на скорое освобождение от Аркашкиного внимания, он вдруг терял форму. От этого всегда злился, а Катька пугалась. Кроме постоянной виновницы Аркашкиного облома, Катьки, в числе неблагоприятных факторов, мешающих Аркашке быть половым гигантом, были мошки, звуки от соседей и почему-то Алла Пугачёва. Конечно, Катька не снимает с Примадонны долю вины за демографический кризис в стране и кривую либидо, резко рванувшую вниз. Но Алла Борисовна в данный момент недостижима, а Аркашка здесь – злобно пыхтит, разочарованно махая на Катьку белой мягкой ручкой. Ей нестерпимо хотелось врезать Аркашке по причинному месту и бегом ломануть к скамейке запасных, где рассеянно перебирает струны небритый Петя. Не пускало, как ни странно, женское самолюбие. Некий синдром Клеопатры не давал бросить дело так. Она – женщина, которую не забывают. И Катька снова отчаянно принималась за работу. После того как Аркашка получал оргазм, а Катька с готовностью его имитировала, жизнь налаживалась. Она расслаблялась, светилась радостной улыбкой, зная точно, что на второй заход Аркашка не сподобится. А он хитро подмигивал ей:

– Что, весело тебе? Конечно, после такого-то мужика…

На это Катька хохотала еще звонче. Как-то раз Аркашка в разговоре назвал её Танюшкой. Правда, тут же извинился. Приболтался, мол, за день. Потом, как-то обратив внимание на коробку с Катькиными новыми сапогами, Аркашка сказал:

– Скоро поедем во Францию. Я тебе новые куплю, а эти забираю на благотворительность.

Он никогда не был жмотом, поэтому Катька ему поверила, молча проводив взглядом свою коробку.

Вскоре Аркашка ошеломил её заявлением:

– А ведь ты меня совсем не любишь, я проверял…

– Как это ты проверял? – удивилась Катька.

– Да специально неделю не звонил. А ты даже не заметила. Ни упреков, ни сцен…

Поразмыслив, добавил:

– Я что, не понимаю, что тебе пятерых таких, как я, надо…

Представив себе строй из пяти близнецов-Аркашек, Катька внутренне содрогнулась.

Через пару дней Аркашка открыто появился в свете, ведя под руку длинноногую модель Таню в Катькиных сапогах. Сапоги было жаль, хотя отчасти она была благодарна Тане, которая своим стильным безгрудым телом бросилась на амбразуру и враз разрешила Катькину дилемму.

Таня, в отличие от деликатной Катьки, не стеснялась вслух комментировать Аркашкины мужские подвиги. А тут ещё закончился срок Аркашкиного кодирования, и он отметил это решительным штурмом своего бара. Аркашка быстро пропил всё. Манекенщица Таня потонула где-то в бурном алкогольном водовороте. Последние деловые поездки Аркашкиного офиса больше напоминали кавказскую свадьбу. К этому времени Катька уже перестала жалеть о сапогах. Они казались ей малой ценой за своевременное избавление от Аркашкиного безумного разгула.

В последний раз он пришёл к Катьке среди ночи, пешком, в порванном костюме. Аркашкина порода не позволяла ему явиться к женщине с пустыми руками. Поэтому в руках он имел початую бутылку водки и открытую жестяную банку, из которой люто несло китайской ветчиной.

Катька постелила ему на кухне и жестко, мотивированно отмела Аркашкино «что там у тебя?» После этого он исчез. Наверное, сбежал от кредиторов. Понятно, что долги за ним остались несметные. Ведь Аркашка все делал с размахом.

А Катька, лежа, с легким звенящим телом и приятностью в животе, водит напедикюренным пальчиком правой ноги по Петиной спине. Мускулистые плечи его мощно ходят от яростного гитарного боя.

Катька лениво размышляет:

– Кто сказал, что девушка всегда любит парня за его хуй? Вот уж нет. Ну а за что тогда?

Наверное, за чувство юмора. Точно. За чувство юмора.

Тегтер: вне потока

90 пікір

78 Ejica
30 шілдеде 2014, 10:29

Репост от

  • Laska