Обратная связь
×

Обратная связь

На закате

    24 августа 2012 в 12:46
  • 22
  • 582
  • 32
  • 22
  • 582
  • 32

Открыв глаза, он увидел зеленые цифры, светившие с прикроватной тумбочки. Старенькие часы «Электроника» показывали время 07:20. Было еще темно. Перевернувшись на другой бок, он закрыл глаза и пролежал так около двадцати минут. Ему никогда не удавалось снова заснуть.


Присев на кровати, старик дотянулся до своих шорт, висящих на стуле, и медленно натянул их по очереди на каждую ногу. Ему пришлось порыскать стопами в темноте, чтобы найти свои тапочки на полу. Опираясь на одну руку, старик тяжело встал с кровати.


Осторожно открыв дверь своей комнаты, он как можно тише прошагал сквозь корридор на кухню. Выпятив губы, дед долго изучал содержимое холодильника, думая, чего же ему хочется. Как будто, хотелось молока… Хотя уже давно ничего не хочется. Тяжело вздохнув, он тихо прикрыл дверь холодильника.


Так же осторожно старик прошаркал в зал, где удобно расположился в кресле, что стояло ближе к телевизору. Ну вот опять, очки остались в спальне… Да и Бог с ними, столько шагать до них, все равно в это время по телевизору нет ничего интересного.


Когда дед нажал на зеленую кнопку пульта, на всю квартиру закричала музыка рекламного ролика канала “Nickelodeon”. Подпрыгнув в кресле, он снова нажал на зеленую кнопку, но от волнения промахнулся, и у него ушло какое-то время, чтобы нащупать ее снова. Негромко выругавшись, он затаился, и вслушался, не раздается ли каких звуков со стороны спальни детей – ему всегда было неловко будить их утром в воскресенье.


Вроде, тихо. Видимо, внуки вчера последними смотрели телевизор. Да, точно, вечером на всю квартиру кричала песня о ком-то, кто проживает на дне океана. Что же теперь делать? Если он нажмет на зеленую кнопку, то телевизор снова будет кричать пока не сделаешь потише...


Повертев пульт в руках, он вернул его на журнальный столик и откинулся на спинку кресла.


Старость — это тяжелое испытание. После пятидесяти лет мысли о ее приближении навещали все чаще, и, все равно, ее наступление оказалось внезапным и неожиданно болезненным, словно удар, к которому ты готовился, оказался в разы тяжелее.


За свою жизнь Эрик пережил очень много. Но одним из самых страшных дней в его жизни стал первый понедельник на пенсии. Старик помнит, как метался по пустому дому, не зная, что делать. Он постоянно проверял свой телефон в страхе пропустить звонок с работы. Ведь его должны были вызвать, просто обязаны были! К обеду старик отчаялся. Приготовив себе обед, он свалился в кресло и смотрел на тарелку пока ее содержимое совершенно не остыло.


Он не хотел драматизировать. Для родных он держался как мог. Только дочка в первые же месяцы увидела как сильно постарел и осунулся ее отец. Уговорив мужа, она с детьми переехала к нему домой. Во внуках он находил большое утешение и боялся даже представить, что бы он без них делал.


Пенсия, она ведь как ведьма. Облаченная в яркие краски, издалека девушка с доброй улыбкой, она превращается в злобную каргу с бородавками по всему лицу и скалится, когда хватает тебя мертвой хваткой.


По большому счету, немного утрируя, можно сказать, что он больше не нужен обществу. И опять же, он ничего не драматизирует. Более сорока пяти лет он работал, он был частью трудящегося общества, более двадцати лет он проработал, руководя другими трудягами, а теперь он не нужен. Производство продолжается, работа идет дальше, а он, когда-то «уважаемый Эрик Саматович», сидит дома, и это явно не мешает, а, возможно, даже упрощает дальнейший ход дела.


В такие моменты, как никогда, ты понимаешь, что доживаешь свою жизнь. Что планов у тебя осталось меньше, чем воспоминаний, а конец уже спускается с гор, где-то далеко за которыми он некогда был. Неважно, сколько осталось, 5 лет или 20 лет, он знает, что настало время его заката.


Самое обидное, что этот глупый организм не может понять, что он уже не часть того, прежнего. Систематично, по привычке, Эрик продолжает просыпаться в 7 утра, только вот идти-то уже в целом некуда.


В раздумьях, старик задремал, и проснулся от голоса дочери, звавшей его на завтрак. Сидя за столом, они разговаривали о планах на сегодня. Ему нужно было очень много чего сделать – поменять масло в машине, сменить зимнюю резину на летнюю. И еще кучу всяких дел и все это сегодня, потому что завтра… Завтра...

Теги: общество , старость , одиночество , пенсия , старик

32 комментария

331 olorin
24 августа 2012, 12:46