Обратная связь
×

Обратная связь

Предрассветное время

    02 сентября 2012 в 05:52
  • 24,1
  • 537
  • 28
  • 24,1
  • 537
  • 28

«Знаешь, что самое прекрасное в предрассветные часы?» — Задумчиво глядя в окно спросил Роберт и медленно стянул ногами одеяло, оголив лунному свету свой красивый торс. — «Это тишина. Не абсолютная тишина, от которой закладывает уши, а такая, что слышно, как проезжает одинокая машина по шоссе М5. А ведь оно находится более чем в миле от нас» — сказал он и обернулся к Ребекке.

Она затаившись вслушивалась в то, что он говорит. Не тишина, нет — его голос в этой тишине, вот, что самое прекрасное — думала она, но не хотела ничего говорить, а только слушать. Знаете, как когда кто-то начинает говорить, и, вроде, говорит, как всегда, но по телу волнами расходится удовольствие. Она даже как-то зашла в Интернет и посмотрела там — действительно, есть такой феномен выработки эндорфинов на голосовые вибрации. Теперь она часто не спала — просто лежала и ждала, когда он начнет говорить. Ему она, конечно, ничего не говорила, ведь в следующие разы он будет всегда об этом вспоминать, и все может поменяться — этого Бекки точно не хотела.

По-своему эти предрассветные часы для нее были лучше, чем секс, не было этой плотской составляющей, а близость была как будто даже большей. Но идеальная ночь — это, конечно, когда случалось и то, и другое. Ей повезло, что Роберт писатель и живет по свободному графику. Ребекке же часто приходилось вливать в себя литрами кофе, хотя он редко ей помогал на работе.

«Сразу думаешь о людях, мирно спящих по всему городу в своих домах, просто везде вокруг. Ты представляешь, насколько они уязвимы? В этом что-то есть, надо не забыть — может получиться этакое интересное.». После очередной волны удовольствия, что спустилась с головы и ниже по телу, Бекки подумала, что надо будет напомнить ему, если он забудет — он часто забывает эти свои мысли. Она знала, что чтобы написать что-то ему нужно вернуться эмоционально в то состояние, в котором он что-то там себе выдумал в голове. Когда она напоминала, Роберту часто удавалось это сделать — с минуту постояв как сомнамбула, он обычно бросался к своему лаптопу и начинал строчить. Но сколько тем он так порастерял, лентяй.

«И отсутствие солнечного света — словно разряжает воздух и дышать становится легче. А еще это знание. Знание того, что совсем скоро, с минуты на минуту небо рассекут первые лучи солнца. Уверенность в чем-то — это все же чудесно» — задумчиво проговорил Боб.

«Мориквенди. Бекки, почему мы с тобой не эльфы?» — сказал он резко повернув голову. Резкие движения просто уничтожали всю чувственность обстановки. Против своей воли отойдя от одурманенного состояния, недовольная Ребекка проворчала — «Зачем?» — она знала, что сейчас надо спросить, чтобы он продолжил. Зачем только ему эта интерактивность...

«Эльфы — мало спят. Очень редко — может быть, раз в несколько месяцев, а то и в год!» — с горящими глазами продолжал он. Прикрытые глаза Ребекки снова начали закатываться. — «А Мориквенди — это ночные, или темные, эльфы, гуляющие по лесам в ночи, не видившие света Древ. Ночные Эльфы… Боже, как это прекрасно...»

Холодный ветер ворвался в их спальню через окно, разбросав в стороны занавески. Озябшему Роберту, погруженному в свои мысли, невольно пришлось снова зарыться под одеяло. Он снова хотел что-то сказать Бекки, но повернув голову, обнаружил, что она уже крепко, и, видимо, давно спит. Посмотрев в окно, Боб увидел, что небо постепенно окрашивается в светло-голубой свет, а на улице стало шумнее. То есть было еще тихо, но машин на М5 уже не было слышно — опять этот еле уловимый эффект фонового шума.

Снова повернувшись к Бекки, Роберт прошептал — «Моя Мориквенди» — и закрыл глаза.

Теги: вне потока , предрассветное время , мориквенди , все время все время

28 комментариев

318 olorin
02 сентября 2012, 05:52