Обратная связь
×

Обратная связь

Из жизни военных

    26 сентября 2012 в 15:22
  • 58,9
  • 760
  • 156
  • 58,9
  • 760
  • 156

Капитан Ульяна Виноградова чертыхнулась и силой бросила на земляной пол командирской палатки окурок, тут же затоптав его хромовым сапогом. Налитая грудь колыхнулась под туго обтягивающей тело солдатки гимнастеркой. Розовые губы девушки обхватили обожённый пальчик с острым ноготком. Несколько человек, находящихся в помещении, повернулись на шум.

— Юлиана, сколько раз я просил не бросать окурки на пол. Для этого есть пепельница — недовольно проговорил человек в генеральских погонах с вензелем в виде буквы Б на кителе.

— Бексултан, она не Юлиана, она Ульяна — вмешалась рыжая бойкая девушка, которую все называли Банни. — Пора уже запомнить.

— Ну извините, у вас в документах написано черным по белом — Юлиана. А Вы, Катерина, вообще не вмешивайтесь. А то добром у нас не закончится. Так почему неправильно имя написано?

— Маскировка, товарищ генерал — показала вымученную улыбку Виноградова.

— Маскировка — это правильно, но руководству голову морочить не нужно.

Ткань, закрывавшая вход в палатку зашевелилась и внутрь протиснулся высокий худой человек, несущий словно знамя широкую улыбку. В руках его был новенький блестящий минусомет модели Тунгус-2012 и томик стихов Бернса.

— Ну что, братцы, как там у нас на фронтах? А то я с этими коллективными чтениями от оперативной работы совсем отвлекся. Как там мои заклятые друзья из армии Зазы и конармии Зидана? — вошедший тяжело дышал.

— Ты, Паш, проходи, садись — поднял голову от бумаг генерал Дэн Юник, внушительный серьезный мужчина с холодным взглядом — всё расскажем, всё покажем. Только не убегай опять. А то назначишь тебя командовать операцией, а тебя раз и нет. В тылу порсям хвосты крутишь. Так мы никогда не победим этих варваров… то есть блогеров. Путаю всё время. Во всём важна дисциплина и субординация.

— Есть садиться, товарищ генерал — стушевался высокий. И совсем уж неуверенно промямлил — Погода сегодня какая хорошая. Солнце...

— Ага, жарища — пробормотал Юник.

— Скажите, а с кем мы вообще воюем — послышался девичий голос из дальнего конца палатки.

Майор Шанти по традиции отчаянно пыталась спасти накалявшуюся с каждой минутой ситуацию.

— Разве у нас есть враги в нашем родном государстве? Разве у нас не оборонительная доктрина?

— А это ты, Оля, спроси вон у Пацифиста спроси про врагов. И ещё спроси, почему он одет не по форме. В чём дело, товарищ капитан, почему вы в каком-то цветастом тряпье присутствуете на боевом дежурстве?

— А я против формы, товарищи служивые. И вообще не военнообязанный. Не говори я вам? Ещё после первого ранения, в 2010-м — невысокий человечек, глубоко затянувшись дымом из блестящего в свете тусклой лампочки кальяна, улыбнулся. — Нельзя мне на передовую. А в штабе зачем побрякушками хвастаться?

— Значит так, товарищи члены стратегического Совета, мы здесь сидим не для того, чтобы в бирюльки играть. Мы отвечаем за защиту нашей родной Орды от полчищ троллей и других гнусных элементов, мы отвечаем за порядок. Именно для этого Родина дала нам минусомёты, обмундирование и свои надежды на лучшее. Так что давайте-ка выявлять диверсии, а не устраивать тут базар. И устав соблюдать, всех касается. Правильно я говорю, Данияр? — генерал Бексултан, покраснев, даже поднялся из-за стола для придания значительности сказанному.

— Бек, я с тобой согласен, но давить на людей  не надо — всё-таки жрать не дают уже который день. Приходится как-то самим вертеться. Боевой дух упал.  То, что не сбежали люди за полковым свщенником Сергием — уже спасибо. Уже хорошо.

....

— Извините, что перебиваю, но у нас тут чрезвычайная ситуация, — подал голос оператор радиоузла улыбчивый капитан Федотов.

— Что случилось, Паша?

— Некто гражданка Марго неизвестного возраста в состоянии аффекта расстреляла из минусомета десять проходих на улице, а потом зашила себе рот. Люди в панике, соседние государства готовят ноты протеста, а я не знаю, что отвечать. Что делать будем?

Юник внезапно преобразился — глаза заблестели, ссутуленная спина выпрямилась, руки забарабанили по столу нетерпеливую дробь. Воздух в палатке сгустился.

— Так, ребята, работаем. Вингорадова — иди на улицу, читай стихи, танцуй, матерись — делай что хочешь, но толпу отвлеки. Чтобы так тобой были увлечены, что про Марго забылии.  Шанти, ты в библиотеку — устроишь там с Погодой публичные штения Шопенгауэра и в качестве гостей пригласите Занозу с Негоргонзой, это их обезвредит на какое-то время. Их сейчас никак нельзя на место преступления пускать. Банни, ты пиши речь для меня, сама знаешь, как красиво всё сделать, чтобы не придраться. Ну а ты, товарищ Пацифист, бросай свою пыхтелку, и… куда же тебя  деть-то… а вот иди и помогай Виноградовой развлекать публику. И если ещё раз назовёшь её холодной стервой — башку оторву. Всем всё понятно? по местам.

Командирская палатка опустела, только сквозняк шелестел листками бумаги на столе, да два седовласых генерала молча сидели каждый в своем углу, уставившись в карты. Едва слышно пищал радиостанцией бритоголовый Федотов. Начиналось утро нового дня… обычного дня.

Теги: юмор , орда , администрация

156 комментариев

71 pacifist
26 сентября 2012, 15:22