Обратная связь
×

Обратная связь

Наступление на приватность: кто наступает?

    26 марта 2012 в 18:32
  • 15
  • 468
  • 13
  • 15
  • 468
  • 13

Владимир написал об исследовании отношения покупателей к разглашению личных данных в Сети, а мне подумалось, что как-то мы в последнее время все свихнулись на этой чёртовой монетизации, забыв о некоторых более важных вещах, тех самых личных данных. И вспомнил я статью Станислава Львовского, написанную в 2010 году, затрагивающую основы отношений в Сети, и не только в Сети, основы отношения человека к личному пространству вообще. 

История проста, писатель, пишущий non-fiction, без спроса собеседника, известного поэта и публициста, вставляет его слова в текст, немного изменяя их окрас, а затем раскрывает и личность говорящего. Что вроде бы и нормально, Львовский от слов не отказывается, раскрытие псевдонима также дело нехитрое, но задается вопросом, что случилось с пониманием приватности/privacy и как изменилось понятие личного, и как оно, вполне вероятно, ещё изменится. Напоминая по ходу о последних высказываниях по поводу: 

зона приватного сжимается. Собственно, Эрик Шмидт в интервью The Wall Street Journal сказал, что нынешним молодым людям, возможно, придется менять имена по достижении взрослого возраста — чтобы не ассоциироваться со всем тем, что они наговорили и натворили online в детстве и юности, — фактически тем самым признав, что приватности в Сети больше не существует.

Шмидту вторит создатель Facebook Марк Цукерберг, в январе этого года заявивший по следам скандала с изменением privacy options в вверенной ему социальной сети, что «приватность не является более социальной нормой».

Заканчивает автор, как и должно в таком вопросе, расширением и уточнением этого самого вопроса, над которым следует серьёзно раскинуть мозгами:  

Ни от автономии индивида, ни от концепции прав личности цивилизация, кажется, не отказывается. Однако нам всем придется пересмотреть условия общественного договора на этот счет — поскольку прежний, как постепенно выясняется, истекает или истек.

Самым полезным и актуальным, как всегда в таких случаях, оказывается всем известный и абсолютно тривиальный совет: внимательно прочесть все, и особенно — пару страниц в конце, там, где шрифт совсем мелкий. Не потому, что кто-нибудь так уж хочет нас обмануть. Просто первый черновик договора в силу обстоятельств будут писать именно Шмидт с Цукербергом — и на этот раз они точно так же пребывают в растерянности и недоумении, как и все остальные.

А мне хочется подумать чуть уже и сконцентрироваться на выражении Цукерберга о приватности, которая «более не является социальной нормой», и предположить, что Цукерберг не так далёк от истины. И дело не в создателях соцсетей, заговоре правительств, системах слежения за населением и прочем. Уровень приватности с приходом социальных сетей упал по другим причинам, понимание личного пространства действительно размыто и не соответствует закрепившемуся в сознании. Пользователь соцсетей, несмотря на продуманную систему ограничений, зачастую сам сдвигает границы своего личного пространства, оставляя его незащищённым, впуская в него без разбору всех, приятелей, неприятелей, просто индифферентных к его пространству людей. Осознание этого посещает внезапно, озарением, хотя лежит на поверхности, пару дней назад в твиттере читаю запись:“Только сейчас понял, что все видят тви-ленту по разному”. Кажется, смешно, это же очевидно, но от этого стоит сделать следующий шаг и проговорить себе “Тви-ленту видят, и читают, как видят и читают ленту статусов в Facebook, “ВКонтакте” и прочая и прочая".

Рассуждаем далее, сколько личных, иногда — интимных, фотографий, ненужных или неважных многим другим личных сообщений я выкладываю онлайн? Как много моего личного пространства перестало быть только моим? Публикуя статус о содержании сегодняшнего ужина и имена присутствующих за столом, не впускаю ли я в своё пространство, а также и пространство за столом сидящих множество ненужных людей, повторяя такие публикации, не отнимаю ли я у себя личное пространство? И ещё более интересный вопрос: не втягиваю ли я людей насильно в своё пространство? Ответ, на мой взгляд один, — да. Я отнимаю у себя личное пространство. Несмотря на все фильтры приватности (сколько человек сможет похвастать тем, что лично знаком с каждым из своих “акшутв” в ЖЖ, Facebook, ВКонтакте?), списки доступа и прочие примочки, происходит сужение личного пространства, и ответственность за это несёт только сам человек. Не стоит, конечно сбрасывать и саму структуру соцсетей со счетов, но она лишь следствие, не источник.

Это сужение личной зоны, вопреки страхам, отнюдь не обязательно должно привести к каким-либо негативным последствиям, проблема в другом. Когда вызванные размытостью личного неприятности, мелкие или средние, редко крупные, всё же случаются, “я” не задумавывшегося до этого о границах личного и публичного человека остаётся как минимум в недоумении, “что было не так”? “Не так” заключается в том, что человек не заметил, как сузил своё личное пространство до минимума. Думаю, публичность практически любого личного высказывания в Сети не только ставит под сомнение осознание современным человеком личного пространства. Она заставляет задуматься о моральной стороне многих процессов, которые происходят в Сети: частая направленность блогов и микроблогов на создание бренда, с целью последующей его продажи, коммерческое и политическое использование аудитории блогов и социальных платформ, создание активности ради активности, привлечение серых и чёрных средств пиара, бездумная открытая переписка или надуманная конспирология — за многими из этих процессов под видом человеческого диалога, коммунального ощущения близости, происходит незаметная подмена ценностей, подмена целей и средств, а иногда и просто чистый обман. Всё это влечёт защитную реакцию, неоправданный и часто не осознаваемый бравурный пристёб по любому поводу, смешение высокого и низкого в кратчайших промежутках времени, культивирование цинизма и просто пошлости — это ведь и вправду становится элементом психологического барьера. Но происходит обеценивание действительно важного, действительно личного, значимого. Печально, но при существующем раскладе максимально ограждающие личность полуанониммные аккаунты в соцсетях, заваленные котёночками, собаченьками и прочим “мимими”, меня иногда радуют больше, чем реальные люди, иногда я перестаю чувствовать не только то ограждение, за которым происходит истинное, непубличное сближение людей, но и свою приватность ощущаю как что-то аморфное и во многом от меня не зависящее. И это пугает, идеальное коммунальное существование невозможно именно из-за отсутствия приватности, именно потому идеальная коммуна (не путать с реальностью, неизбежно корректируемой) нежизнеспособна. 

В довесок — страшилка с сайта www.gearfuse.com иллюстрирующая приватность в Сети вообще. 

Теги: ревизия смысла , facebook , вконтакте , google , Сеть , приватность в Сети , личное , мировая революция будет , Павел Банников , IT , общество

Читайте также

13 комментариев

148 pogoda
26 марта 2012, 18:32