Обратная связь
×

Обратная связь

Павел Зальцман

    15 ноября 2012 в 22:40
  • 31,6
  • 954
  • 19
  • 31,6
  • 954
  • 19

Во время недавней скайп-беседы (что греха таить — маленькой скайп-попойки) с коллегой из Нью-Йорка заговорили о том, что дала Алма-Ата русской литературе. И, конечно, заговорили о Домбровском, о том, что он придумал миф для Алма-Аты, и с этим мифом, не в последнюю очередь, связана его судьба. Коллега расстроился, что я не знаком с другим писателем, прожившим полжизни в Алма-Ате, и, по его мнению, писателем большим (и даже великим). Я ещё пока не в том статусе, чтобы утверждать что-то о больших или великих поэтах. Но Павел Зальцман (его имя назвал коллега) меня в крайней степени заинтересовал. Насчёт «русского Кафки» ничего не скажу, прозы не читал ещё, но стихи его очень интересным образом встроились у меня в ряд с Заболоцким и Ходасевичем, не будучи при этом вторичными, а, скорее — дополняющими и раскрывающими картину. Наговорил много умных слов, умолкаю, пусть говорит поэт. 

Павел Зальцман

Павел Зальцман,
поэт, художник (1912, Кишинев — 1985, Алма-Ата). Одна публикация при жизни. Первое книжное издание — 2003 г.

ВЕСНА

Над мертвым телом Ададая
Цветет редиска молодая, –
Тлетворный дух.
Несут кричащего младенца,
Завернутого в полотенце,
Шесть бережных старух.
В распред на улице Абая!
Цветет природа голубая.
Нет, жизнь еще свежа!
Земля еще покрыта садом,
Еще любовь, трепещущая задом,
Садится на ежа.
Из бани гонят заключенных,
Горят шесть плиток подключенных.
В распред! В распред!
Из дамской залитой уборной
Скрипит рычаг водонапорный,
Сияет свет.

18 апреля 1944 г.

 

ОНА ВОЗВРАЩАЕТСЯ С ПЕДСОВЕТА НА КРАЙ ГОРОДА

Одна, хромая,
В пустом трамвае
Не так смела.
А ночью город
Ножом распорот,
Кругом – смола.

В углу трамвая, –
Несет, качая –
Портфель, очки.
На ней галоши,
Пыльник, не ношен
Совсем почти.

На остановке
Стоят два Вовки –
Конец, кольцо.
Кепки у Вовок
До самых бровок,
Закрыв лицо.

Среди ограды
Проезд на склады –
Свернуть туда?
Нет. А направо
Только канава
И в ней вода.

Она – хромая –
Бежит, хромая.
Они за ней.
Бежит с трамвая,
А ночь немая,
Ночь без огней.

16 сентября 1953 г.

 

БУОНАПАРТ В ГУСТОМ ДЫМУ

Буонапарт в густом дыму
В сражение бросается.
Боюсь собак и не пойму,
Зачем они кусаются.
Надеть в бою поверх лица
Тугую маску крови,
И только зубы скалятся
И выпирают брови.

Глотая пену, катятся
Свирепые драконы –
Куда это торопятся
Высокие норманны?
Преображается норманн;
Распялив вдоль теснины,
Строгают пленников-армян
Лихие сарацины.

Есть радость верная одна
В оплату нищей скуки –
Чужая белая жена
В отрубленные руки.

12 августа 1968 г.

Фото с сайта http://pavelzaltsman.org/

 

Теги: поэзия , культура , Павел Зальцман

19 комментариев

147 pogoda
15 ноября 2012, 22:40