Обратная связь
×

Обратная связь

Челокошка

    03 июня 2013 в 14:39
  • 65,4
  • 294
  • 8
  • 65,4
  • 294
  • 8

Казалось, что холоднее быть уже не может, но пружины в механических градусниках безжалостно сжимались, демонстрируя новые рекорды низкой температуры. На улицах тишина — только самые отчаянные совершают короткие перебежки от здания к зданию. Закутанные в килограммы одежды, они зябко ежатся и стараются дышать как можно реже, а в заиндевелых подъездах на них виновато смотрят свернувшиеся в унылые клубки собаки.

В эту жуткую стужу под неработающей теплотрассой замерзал пьяный бомж.

Его состояние позволяло не обращать внимания на отмерзающие конечности. Пару десятков минут назад он обмочился и теперь штаны накрепко примерзли к избитой земле. Другому человеку, пожалуй, ничего бы не стоило со смехом вскочить на ноги, услышав лишь треск рвущейся ткани, но бомж был обессиленным стариком, для которого и узкая канава представляет собой практически непреодолимое препятствие.

Бомж пил уже несколько дней. Он запивал свое горе.

Рыжий котенок возмущенно потряхивал передними лапами, пытаясь сбросить с мягких подушечек неприятный холод и в его глазах читалось глубокое недоумение и разочарование. Именно таким его и нашел бомж. Он аккуратно сунул его за пазуху, а затем ласково смотрел, как мелкий спал, спрятав нос в пушистую подмышку. Так и таскался с ним до наступления теплых дней. Окрестил в честь своего отца Матвеем.

На удивление жирным котом вырос Матвей. И при всей своей кошачьей сущности был непреодолимо верен бомжу. Следовал за ним постоянно и даже загнанный собачьим отродьем на дерево, через время спускался и мягкой поступью шел искать хозяина. Найдя же, укладывался тому на грудь и дремал, во сне двигая ушами, как локаторами.

Бомж рассказывал Матвею о своей жизни. Смеялся, плакал или просто грустил. Учил, что для людского порицания не нужно творить зло, а достаточно не иметь крыши над головой. Кот в эти моменты обычно умывался, коты ведь вообще любят умываться. И слушал, время от времени застывая с лапой у рта.

Так и кочевал бомж из одного места в другое, стараясь найти, где потеплее. Не думал, как жить и что будет завтра, а просто существовал, подчиняясь встроенным в него условным и безусловным рефлексам.

А однажды обезумев от холода и людской злобы, бомж сдавил коту шею. И сжимал, пока Матвей, как и все животные предчуствуя скорую гибель, отчаянно вырывался и пытался укусить старика. И когда разжались руки, кот приземлился не мягко на лапы, а кулем повалился на бок, оскалив в предсмертной судороге острые зубы. Бомж посмотрел на мертвое животное и отправился на поиски спиртного.

Тоска началась, как это обычно у людей и бывает, на пьяную голову. Прошло лишь несколько дней и бомж понял, что частички участия, которую он получал от своего молчаливого спутника, больше не будет. Вспомнились вдруг матвеевские усы и его забавные повадки. Не обычная хандра, которую модно называть депрессией накатила на бомжа, а лютая боль утраты, напалмом выжигающая нутро и даже на секунду не дающая скрыться. Так он и разгуливал по мрачному двору, утыканному скелетами деревьев, пока не свалился под трубами.

Там и испустил дух.

И лишь работники соцслужб на следующий день по наитию недовольных жильцов лопатами отскребли окоченевшее тело от бесконечно холодной земли.

Теги: вне потока

Читайте также

8 комментариев

396 proned
03 июня 2013, 14:39