Обратная связь
×

Обратная связь

Английская подмена

    02 марта 2012 в 16:05
  • 29,4
  • 691
  • 48
  • 29,4
  • 691
  • 48

Текст с отчасти неполиткорректным названием должен был выйти в одном удивительном журнале еще осенью. Но так случилось, что материал в редакцию попал позже оговоренного срока, а следующий номер, куда в принципе его можно было тиснуть, и вовсе не вышел. Издательский проект замечательных сотоварищей почил в бозе, увы... Почему и этот игривый текст, который не сгинул-таки в дебрях электронной переписки, оказался здесь. Итак, ещё раз -

Записки на iPad’e

Английская подмена


С самого начала путешествия стало совершенно очевидно – нас крупно надули, и это не та Англия, о которой читали и которую видели в холодных и скучных кинофильмах. Солнечная, вполне себе североафриканская погода, и ни одной сверкающей капли с неба настолько ярких и бесстыдных оттенков, что догадаться несложно – выделано смуглыми девственницами в хижине из пальмовых листьев. О молочных туманах – не может быть и речи! Давно уж не завозят!

     От духоты на лондонских улицах спасает только замогильная прохлада и кладбищенский запах, тянущие из бесконечных парков, смесь благородной гнили и древесных испражнений.

Что до лондонцев, так этих чудесных персонажей на городских улицах нет и в помине. Ну, чем не подмена! Сплошь интуристы со всего света, вежливые толпы косноязычных варваров. Хотя самые изысканно одетые в этой человеческой круговерти – всё-таки афроанглийские модники, выходцы из бывших колоний Британской империи.

Вместо утренней овсянки, предвкушаемой с отвращением как неизбежное зло, оправданное холмсовскими киноаллюзиями, на завтрак в отеле, бок о бок с дворцом покойной принцессы, подают сплошь брызжущую маслом и брезгливо шкворчащую еду. Безвкусную и жирную до тошноты. А в прославленных английских пабах, к величайшему удивлению, едва ли не главным лакомством завсегдатаев числится Fish & Cheaps – размякшая рыба в кляре с пережаренными картофельными кубиками.

Возможно, поголовное пристрастие к горячему маслу объясняется мифологической сыростью Лондона и боязливой мизантропией аборигенов? Ответить трудно – ни того, ни другого испытать так и не довелось. Приветливей и предупредительней прохожих на лондонских улицах не встречал никого, несмотря даже на студенческую юность, в два пальца свистящую на берегах Невы. А поесть от пуза всегда можно в какой-нибудь Bella Italia – ничем не отличимых от отечественных серых и аппетитно склизких макарон с сыром, застенчивыми кусочками курятины и дроблённым перцем.
     Бегать по магазинам – пошлее не придумаешь, но ради этнографического интереса стоило. Хотя бы на одной лишь пресловутой Oxford-street. Любого здесь ждёт открытие с неподдельно искренним выражением лица. По-крайней мере, эти жители этого как бы Лондона торгуются сплошь на русском языке! Куда же всё-таки подевались сами лондонцы – с вызывающей доверие достоверностью не скажет никто. Может, виной всему снобистский downshifting, а может, за этим кроется что-то ещё.

Как бы там ни было, гибкая приказчица Рената с неистребимым латвийским акцентом уговорила-таки выкупить у хозяина лавки самый дорогой сувенир – рукодельное изделие из ажурного мельхиора и инкрустированного стекла, незаконнорождённого и рахитичного близнеца Биг-Бена. И всё только благодаря точечной лингвистической атаке. А в парфюмерном магазинчике юноша с таджикской истомой всучил стеклянную флягу с Chanel № 5. Язык в обоих случаях оказался главным обезоруживающим средством против пластиковых карточек и потёртого портмоне.
     Порой даже казалось – здесь-то и спрятали ту самую Великую страну, в которой дети разных народов из захлёбывающейся от воодушевления песни когда-то чувствовали себя как бы продетыми на суровую нить одной на всех судьбы, какой бы она ни была, со всеми её «Мишками на Севере», лагерными дикостями конторского начальства и зоновскими понятиями на весьма условной воле. А борцы за свободу и объединение Африки были друзьями едва ли не всего прогрессивного человечества, олицетворением коего простодушно почитало себя большинство насельцев той удивительной страны.
     По крайней мере, едва ли не всё кругом говорило в пользу этой, в общем-то, нелепой, но такой английской гипотезы. Доверяй после этого дорожным путеводителям, а тем паче полноводным сочинениям туманных романистов!

Не тот это Лондон, точно вам говорю, не тот! Искусная подделка для туристов, а настоящий прячется в библиотеках и в кинохранилищах. Ведь даже тем, кто почитает себя аборигенами и мечтает о карьере кэбмена, перед сдачей экзамена приходится по четыре года изучать новоизданные карты так называемого Лондона, который к тем же, к примеру, рисункам из бомбоубежища Генри Мура точно никак не относится!
     И принцы с принцессами тут не в розовых каретах по парковым дорожкам разъезжают, а после Сейшельских медовых островов спускаются с голливудских небес на чёрном военном вертолёте прямиком в Букингемский дворец, аккурат на чаепитие к бабушке, королеве Елизавете Второй.
     Что бы теперь ни говорили одни об этой метаморфозе, как бы ни оспаривали её другие, а по моему нетщеславному разумению, настоящий Лондон мог стать чем угодно, даже точкой в конце этой строки.

P.S. Известные события с шутовскими августовскими погромами автору записок известны только понаслышке. В то время он даже от телевизоров, в отличие от народа, был страшно далёк, греясь у камина с видом на озеро в родной вотчине, на дедовских землях. Потому и до сих пор теряется в догадках – в каком же всё ж таки из ландонов они происходили.

 

 

© фото Владислав Воднев

Теги: опять надули , общество , культура , путешествия

48 комментариев

1221 rokomadur
02 марта 2012, 16:05

Другие записи автора