Обратная связь
×

Обратная связь

О бейби-боксах

  • 62,9
  • 99
  • 9

В Казахстане в 2016 году участились случаи избавления от нежеланных детей: новорожденных находят в туалетах, на дачах, на трассах, их сбрасывают с балкона родственники и подкладывают в мусорные баки и подъезды собственные матери. Даже если просматривать новостные ленты лишь изредка, все равно натыкаешься на сообщения о маленьких и беззащитных, переживших предательство в первые часы своей жизни. Предательство жестокое и необратимое, ведь вряд ли кто-то, бросивший ребенка в мусорный бак в мороз, ожидает, что кроха выживет.

А теперь осознайте простую вещь: этого можно избежать. Если хотя бы одно медучреждение в каждом городе будет оборудовано БЭЙБИ-БОКСОМ. Для всех этих малышей, погибших от переохлаждения, захлебнувшихся в туалетах, бэйби-бокс был реальным шансом на жизнь. Да, в детском доме - но с надеждой на усыновление. А может быть, и на жизнь с собственной мамой, потому что случается, что матери, оставившие ребенка в бейби-боксе, возвращаются. А к мервым младенцам - не возвращаются.

Первые "колеса найденышей" появились в Италии в XII веке. Название такое они получили из-за вращательного устройства, располагавшегося за специальным окошечком. Положив ребенка через окошко в колыбель и повернув маховик, женщина перемещала малыша на территорию дома сирот или монастыря, где о нем должны были позаботиться. Почти тотчас после их изобретения, папа Иннокентий III подписал свециальный декрет о том, что эти устройства должны появиться во всех соотвествующих учреждениях.
Аналогичные устройства в разных европейских странах при детских домах, монастырях и больницах благополучно просуществовали до конца XIX, а кое-где и до начала самоуверенного XX века, когда большинство стран отменило их использование.

Возвращаться к ним начали в конце XX века, когда стало понятно, что, не смотря на весь прогресс медицины и юриспруденции в вопросах деторождения и детонезаведения, малышей продолжают оставлять в больницах, подкидывать в приюты и, увы, убивать.

Современный ББ обычно представляет собой отверстие в наружной стене больницы, скрытое за опускающейся металической шторкой. Если поднять шторку, за ней обнаружится подогреваемая колыбель. В некоторых странах в этой колыбели мать находит письмо, в котором перечислены контакты организаций, помогающих женщинам в сложных ситуациях. Колыбель оснащена сенсорами, которые определяют наличие младенца. Как только шторка опущена, она блокируется, а в больнице раздается сигнал, и медперсонал забирает ребенка. Однако, это не значит, что мать утрачивает права на малыша, опустив его в колыбель. Есть некоторый законом установленный строк, в который женщина может вернуться и забрать подкидыша без всяких юридических проволочек. И иногда это как раз то, что нужно: отдав ребенка, мама находит в себе силы и ресурсы, и - главное - понимает, что совершила ошибку.

Без лишних сантиментов объясню: от мозгов в первые несколько дней после родов зависит мало. Любовь - штука гормональная. Любовь матери к ребенку - не исключение. По крайней мере, на начальном этапе. Можно отлично понимать головой "это мой ребенок, мой, родной", твердить это изо дня в день. Но если в необходимое время не произошел выброс необходимых гормонов, почувствовать настоящую любовь и привязанность к ребенку удастся не скоро. И стресс во время беременности - особенно, если он продолжителен (например, материальные проблемы, ушедший, изменяющий или жестокий муж, родственники-доброхоты, поясняющие, что стыдоба рожать без мужа или в 17 лет и т.д.) вероятность такого сбоя заметно повышает. Как и юный возраст. Как и отсутствие поддержки со стороны родственников и страх за будущее. Как и некоторые особенности характера самой женщины.

И если у матери не было возможности спокойно подержать ребенка, если она взяла его в руки, а все мысли о том, как бы кто-нибудь не узнал, как бы муж-папа-брат не побили, как она будет его кормить и на что проживет, тогда вместо выброса чистого окситоцина, гормона любви и привязанности, вид ребенка вызывает куда более мощный выброс адреналина на фоне прочей тотальной послеродовой гормональной бури. И
срабатывает инстинкт самосохранения, который диктует "устрани опасный фактор". Это как шарахнуться от внезапно разверзнувшейся под ногами пропасти, побежать от догоняющего тигра - реакция экстренная, лишь частично осознанная. Полное осознание наступает позже. И муки совести, но это уже не в моей компетенции. Моя задача - объяснить, что все вот эти крохотные трупы по большей части - результат паники в первые часы-дни после родов на фоне гормональных сбоев, стресса и враждебных обстоятельств (или обстоятельств, которые кажутся женщине таковыми). И что не всегда женщина способна самостоятельно найти доводы разума и воспользоваться ими, чтобы не совершить непоправимое.

Это не снимает отвественности с мам, но распространяет отвественность на общество, в котором человек среди всех наших фентифлюшек и цивилизационных удобств, оказавшийся в центре, по сути, радостного события, тем не менее, чувствует себя в смертельной или околосмертельной опасности благодаря социально-экономическому дисбалансу, равнодушию или предубеждению близких.

И тут стоит такой весь в белом Департамент организации медицинской помощи МЗСР РК и хладнокровно обрекает младенцев на смерть, отменив в начале 2016 года план по внедрению бейби-боксов. Конечно, не на пустом месте отменили, а самодовольно тыкают в граждан авторитетными источниками: «Проект не только нарушает Конвенцию о правах ребенка, но и противоречит статье 60 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» в части «Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей». Про конвенцию - это они из доклада комитета по правам ребенка ООН содрали. Я не поленилась ознакомиться, что же там наковыряли 18 детских психологов и прочих специалистов (после ознакомления с их соображениями, написание слова "специалисты" без кавычек мне дается с трудом). В докладе оного комитета в неодобрительных тонах сообщается, что в странах с установленными бейби-боксами возросло количество отказников! Конечно возросло, ведь они теперь не лежат по канавам, не брошены в выгребные ямы, их мамы не убийцы, потому что им было, куда пойти. Нельзя сравнивать две цифры, одна и которых тебе не известна, а люди из комитета поступили именно так. Они говорят о росте количества отказников, но при этом не могут назвать (и никто в мире не сможет), сколько детей уничтожалось и уничтожается сразу после рождения в странах, где боксов нет. Ведь спрятать маленький труп не так уж сложно.

Второй довод против ББ: ребенка, по соображениям этих людей, могут сдать в ББ не родная мать, а родственники, отец или отчим ребенка. Без согласия матери. Но ведь это уже криминал, и в цивилизованной стране есть юристы, органы опеки, полиция, которые для того и существуют, чтобы помочь маме решить подобную ситуацию. И мать, опять же, в течение некоторого времени может ребенка забрать. А в неблагополучной или сверхрелигиозной стране вряд ли кто-то станет заморачиваться жизнью нежеланного ребенка, и если не будет легкой возможности избавиться от него иным способом, его просто уничтожат, чтобы стереть позор или не вешать на семью дополнительный рот. Кстати, и среди казахстанских случаев были такие, когда ребенка выбрасывала не мать, а бабушка, например. Возможно, знай эта бабушка о ББ, она потрудилась бы донести ребенка туда.

Всем этим косвенным детоубийцам, называющим себя защитниками детей и чиновниками от здравоохранения, со ссылками на Конвенцию прав ребенка, неплохо бы помнить: первым и главным правом человека является право на жизнь. И как Конституция, в которой установлено это право, главенствует над остальными законами и кодексами, так право на жизнь превалирует на правом знать родителей и воспитываться в семье, хотя бы потому, что эти права могут быть только у того, кто остался жив.

А общество, вместо того, чтобы предложить реальную альтернативу детоубийству здесь и сейчас, начинает отвлеченно бубнить о воспитании, психологической помощи, работе с населением. Безусловно, это все крайне важно: и воспитание семейных ценностей, и борьба с насилием в семьях, и работа с носителями агрессивной позиции "рожать без мужа - позор", которых в старших поколениях - через одного, и создание домов, куда мамы могут прийти с ребенком после родов и жить там, при необходимости анонимно, пока угрожающая ситуация не разрешится, да банально создание психологических консультаций при каждой женской консультации. Но это - громадный пласт работы, масса денег и еще бОльшая масса времени. А у ребенка, лежащего в мусорной яме, этого времени нет. И у его мамы его тоже нет.

Бейби-боксы, при этом работе с населением и улучшению психо-социальной помощи никак не мешают. Наоборот, то же самое письмо в ББ для мамы с контактами правозащитных и благотворительных организаций может быть очень важно - вдруг, поняв, что есть реальные люди, готовые помочь, она передумает. Можно увеличить сроки неусыновления таких детей до шести месяцев. Например, в Гамбурге из 42 оставленных за 10 лет в ББ младенцев, за 14 вернулись их мамы, которым хватило времени, чтобы все обдумать и поменять решение. Разве это не впечатляющий результат? И созданию штатной единицы "психолог" в каждой женской консультации ББ никак не препятствует.

Если грандиозный план по перевоспитанию населения и налаживанию быта каждой отдельной беременной женщины удастся, необходимость в ББ отпадет сама собой. А пока. Пока невероятно стыдно быть современником людей, которым милосердие более чуждо, чем нашим средневековым предкам.

P.S. В связи с волной младенцеубийств, минздрав РК, оказывается, вернулся к обсуждению возможности установки бейби-боксов. Надеюсь, они примут правильное решение, а не то, какое приняли в начале года.

P. P. S. в нашей больничке бейби-бокс есть. Им пользовались всего несколько раз. На моей памяти только однажды: на день св. Валентина в 2015 году нам подкинули чудесную девочку. Голубоглазую, темноволосую, смешную, абсолютно здоровую. Ее назвали, конечно же, Валентинка. Надеюсь, у нее будет счастливая жизнь.

Теги: общество , дети

9 комментариев

319 rybarrakuda
07 июля 2016, 19:17