Обратная связь
×

Обратная связь

"запор"

    04 октября 2013 в 05:33
  • 16,4
  • 415
  • 9
  • 16,4
  • 415
  • 9

Строительство дороги шло к завершению. То есть,  проложена она была полностью. Частью заасфальтирована, частью засыпана слоями песка, гравия и шагала, но частью всё ещё оставалась «голой», раскисшей  теперь под  дождём, глиняной поверхностью. Вот по этому «полуфабрикату» мы и пробивались к цели непогодной, ноябрьской ночью. Наш автомобильчик,  урча и подпрыгивая на кочках, объезжал снующие туда-сюда самосвалы и прочую дорожную технику. Я, честно говоря,  думал — застрянем.

— Может лучше  в объезд  было?

— Э-эээ, Саша-ака…. – неопределённо ответил сосредоточенный водитель. Я понял что говорю «под руку» и замолчал. Пробились. Выскочили, наконец, на трассу и сэкономили между прочим двадцать пять км.

— Молодец Равшан –ака! – облегчённо выдохнул я. Равшан-ака гордо улыбнулся.

 

Четыре часа назад, около девяти вечера, наш рабочий день подходил к концу. Очередные грузы четырьмя траками были благополучно подняты в горы на газовую скважину. Правда, пока мы корячились по горам, рабочий день у буржуев, каковые собственно теперь и занимались расконсервацией старой советской скважины в отрогах Гиссарского хребта, закончился. Разгружать машины они категорически отказались. Оставляйте здесь. С утра разгрузим.  А это значило: у меня один маленький  автомобиль и девять человек, которых надо спустить вниз. На базу. Я нынче экспедитор и представитель транспортной компании. То есть человек обязанный обеспечить бесперебойную подачу на скважину прибывающих со всего света грузов. А так же быт водителей, а так же таможенное  оформление, а так же… короче много чего я обязан.

— Располагайтесь поудобней джентльмены! – прикололся,  глядя как на подбор крупные водители забиваются в салон, — А нам видимо лучшие места, — (это уже их механику-бригадиру)  – на галёрке!

Ехать не то что бы близко, около часа. На багажнике авто, да на свежем воздухе….  Море удовольствия!

И вот когда мы добрались, наконец, на базу, рабочий день со всеми приключениями, кажется, остался позади,  звякнул мобильник.

 

-Алло! Давай дуй на таможенный пункт в Дарбант, там, через час — туркменский конвой, встретишь, примешь у сопровождающего, проводишь.

…..!!! Ну чё, Равшан-ака, надо ехать. Только не успеем, наверное, за час…

— Успеем – ответил бесстрашный Равшан-ака.

Таким вот «макаром» и оказались мы непогодной ноябрьской ночью на недостроенной, зато короткой дороге.

 

А познакомились мы с Равшан-ака в связи со следующим.  Упомянутое уже место нашей дислокации бывшая автобаза №269, в  узбекском городишке Байсун, давным-давно приказала долго жить. Её территорию и арендовала транспортно-экспедиторская компания для первичного размещения грузов. Далее их необходимо поднять в горы, на собственно скважину. Не слишком высокие, но, как и положено изобилующие многочисленными затяжными подъёмами и спусками горы, понятное дело задачу никак не облегчают. Ну и соответственно я эти подъёмы должен контролировать. А вот машины мне не выделили. Помаявшись с разовыми таксистами, наконец, нашёл моего Равшан-ака. Очень ценное как позже выяснилось приобретение.

Среднего роста, за счёт сухощавой худобы выглядящий несколько выше реального, Равшан-ака совершенно ильфопетровский Казимир Козлевич, восточный вариант. Лет под пятьдесят, коротко стриженый, чёрные волосы пробиты сединой, удлинённое лицо, мясистый нос под которым почти параллельно земле красуются абсолютно чёрные (подкрашивает наверняка) длинные усы. Так же как и его литературный собрат, он маниакальный и в самом деле толковый автолюбитель. А уж свою «ласточку» так просто обожает. Когда-то местные джигиты (сплошь басмачи между прочим как мне рассказали) наверное, так же обожали своих коней.

 

"запор"

 

 

На посту «Дарбант» царило обычное, неспешное ночное оживление. Освещённая площадка у шлагбаума, освящённое пятно у круглосуточного магазинчика, легковушки и тяжёлые фуры. И фары, фары, фары… то и дело проносящиеся в обоих направлениях.

Навожу справки.

— Вон ваш таможенник  уже здесь. Подхожу, представляюсь.

-  Приехали? – полусонно реагирует тот. -  А на чём что-то я вас не видел?

— Да вот же. – показываю.

— На этом?!!!!

 

Спустя  час  вся передача  документально оформлена.  Показался и туркменский конвой.

Водители, выбравшись из кабин курят собравшись в кружок.

— Здорово мужики! Я  быстренько бумажки отштампую и тронемся. Вон моё авто. Щас буду.

— Которое?

— Да вон стоит.

-Оно?!!!

 

Так я же ещё не сказал! Мой личный автомобиль называется «Запорожец 968» (не, не, не! Уже без «ушей». Кто не знает: так называли бортовые воздухозаборники на предыдущей модели). Однако проект, в котором учувствует и наша компания — международный. Иностранцев – тьма. Все на солидных джипах. «Запор» выделяется на их фоне резко, бесповоротно и  комически.

Незамедлительно со всех сторон посыпались  дежурные шутки и анекдоты про многострадальное чудо советского автопрома. Ну, устали мужики после длинного перехода! Расслабляются.

 

Спустя пятнадцать минут, вернувшись к  конвою, я наблюдал такую сценку:

Запахнувшись в ватный халат, словно в тогу и уподобившись Цезарю окружённому заговорщиками-сенаторами стоял насупленный Равшан-ака среди от души веселящейся шоферни.

— Ладно мужики – прервал я избиение моего верного оруженосца – айда на базу, -  доберёмся там и повеселимся.

 

Прерывистый свет  проносящихся мимо автомобилей то и дело выхватывал из мрака лицо водителя устраивающегося на сиденье. На лице чётко обозначилась решимость. Мне стало немного жутковато.

— Ну что – говорю – Равшан-ака, ударим автопробегом по бездарожью и разгельдяйству? Говорю с несколько натужной бодростью, заглушая лёгкую тревогу. Ой зря туркмены моего водилу задели! «Завёлся» он кажись не на шутку.

И было так: во главе конвоя из шести, в высшей степени монументальных фур, несётся крошечный «Запор».

Все семьдесят километров до Байсуна Равшан- ака лихо летал  то в голову, то в хвост конвоя подгоняя отставших. Сигналил, шёл в «лоб» на встречные машины, «подрезал» попутных «чужаков» и в общем вызвал испуг, восторг и уважение всех участников последнего участка автопробега Туркменистан – Байсун.

Думаю теперь, я знаю, что чувствует человек, впервые совершивший  полёт на спортивном самолёте с инструктором.

 

Потом был путь на скважину. Там две засады: затяжной подъём, градусов за сорок и «камень». «Камень» — небольшой  (метров сто) участок дороги, проходящий по цельному, гладкому монолиту. Дорога здесь резко сужается, а по краям… ну пропасть, не пропасть, только падать высоковато. Прохождение тяжелогружёных траков в этом месте зрелище не для впечатлительных.

"запор"

Но Равшан-ака и тут не подкачал. И помогал и советовал. То и дело рвался в кабины проходящих траков –лично порулить. Как-то спокойней мне с ним было.

 

Вечером возвращались «домой».  Я умиротворённо отхлёбывая из фляжки коньяк, не скупясь хвалил Равшан-ака. Да и было за что. «Баракальля», что в переводе с узбекского – маладца.

 

И тут нас обогнал буржуйский пафосный кортеж. Три сверкающих, мускулистых джипа. Небрежно  обошли, посигналив,  отнюдь не в качестве приветствия. Возбуждённый Равшан-ака «дал газу». И мы их сделали! Хотите верьте, хотите нет. Пяток километров  неслись как на крыльях: «над просторами Гиссара гордо реет «Запорожец»!!!!

Эти, в «джипах», рванули было… ан нет! У их инструкция. Кто-то из руководства видать водил пристегнул — 60 км – не больше. Техника безопасности.

Ну а там наша «Антилопа-гну» конечно выдохлась. «… и только долго колебался и прыгал в темноте рубиновый фонарик последней машины…».

 

Да и хрен с ними! Лично мы удовольствие получили.

Встретились уже внизу, на базе. Буржуев мы всё ж за живое задели.

— Хау ар ю Алекс! Зис ис ё кар? – издевательски улыбаясь, поинтересовался один из них. Остальные с любопытством  ожидали ответа.

— Йес – широко улыбаясь ответствовал я и, краем глаза заметив напряжённое лицо моего преданного водителя,  собрался и абсолютно серьёзно  добавил, похлопывая «Запор» по крыше: — Зис ис узбек джип! Вери гуд кар!

 Равшан-ака удовлетворённо  улыбнулся в усы. Ему стало  приятно.

 

Теги: вне потока

9 комментариев