Обратная связь
×

Обратная связь

Байки учителя. Воспитательная беседа

    16 октября 2011 в 17:05
  • 0,6
  • 931
  • 28
  • 0,6
  • 931
  • 28

Первые три дня моей работы учителем прошли в непонятках… Точнее, другим, наверное, все было ясно, но я ничего не понял. Сразу скажу — я такой был не один.

Была Айгуль — она жила в одной с нами общаге и на год раньше закончила универ. Но так как ей Заяц повстречалась тоже в этом году, а не в прошлом, то работала учителем она первый год. Ей достались все казахские классы — не так уж и много, всего 30 часов, почему я ей очень завидовал… Была и моя напарница — Айжан-выпускница 2000 года Аркалыкского университета. Кстати, они закончили информатику, так что работали по специальности, в отличие от меня, который информатику изучал поскольку — постольку.
В конечном итоге они оказались лучше приспособлены к жизни в школе хотя бы потому, что они до сих пор там. Но если честно, то когда на третий день пришла завуч и спросила, по какой методологической программе мы будем обучать детей в этом году, в ступор они попали такой же, какой был и у меня...
Куча мыслей пронеслась у меня в голове. Помню, мелькнула мысль, что у меня было целых 46 минут отксерить все планы прошлого года у Зайца, которые она собирала на моих глазах, вместо того, чтобы спрашивать, кого она видела из наших… Но заповедь студента — не знаешь ответа на вопрос – все равно не молчи, в памяти моей была жива.
Быстро пробежав глазами скудную книжную полку нашего компьютерного класса (там было три тоненьких книжки), я увидел одну книжицу ярко-красного цвета, которая называлась методические рекомендации. Я смело ткнул на нее пальцем и сказал, не моргнув глазом: «Мы готовим планы по этим рекомендациям»
-Автор? — спросила завуч.
— Медведева- прочитал я. Глаза у моих коллег по несчастью становились все больше и больше, но они благоразумно молчали. А может им в тот момент не хватало воздуха? Не знаю.
-Не тот автор, — сказала завуч. Гороно рекомендовало вот этого автора, — и вытащив из пакета зеленую книжку и протянула ее нам. -Придется Вам по ней все планы переписать. Даю неделю срока.
Через неделю я с чистой совестью перекатал планы у Айжан. Считал, что заслужил такое ничегонеделание в плане планов. Айжан, между прочим, тоже так считала. И я продолжал считать, что школа — мое все, так как еще не слышал про поурочные планы, которые в итоге я тоже начал катать у Айжан. Потому что после конкурса рисунков требовать их с меня день в день перестали, и я их с чистой совестью катал у Айжан, хотя сам урок проходил гораздо раньше.
В плане уроков – нет, прочитать и объяснить тему- не проблема. Проблема была заставить слушать. В этом плане было тяжело, практически невозможно. Нет, совсем игнорировать меня на уроках не игнорировали, но вот слушать и слушаться – этого вначале не было.
Репутация у меня была непонятного фрукта. Бояться меня или нет — ученики не решили. Дело в том, что я получил уже несколько замечаний за прогулки по школе с сигаретой. Была она не зажжена, но тем не менее. А уж курение на крыльце под взглядами офигевших учеников и не менее офигевших учителей пришлось прекратить. Все знали, как не любит директриса курение (очень упертый, боевой и очень замечательный человек, между прочим. Ее советы помогли мне не только в школе но и по жизни). Потому ученики бегали за школу. Учителя в другую сторону от школы. И все боялись Директора, кроме меня болезного. А я вот не боялся, но не потому что бесстрашный, а просто не знал ее нелюбовь к курению. Правильную нелюбовь, скажу я вам. Очень скоро я подружился с трудовиком и стал курить там. Хотя все же, когда был закрыт кабинет труда, приходилось ходить на крыльцо. Потом мне почти официально разрешили курение на крыльце, но это было уже после конкурса. Все это малость вводило учеников в ступор. Вроде малявка малявкой, а курит в открытую, когда заслуженные и строгие бегают за школу.
Новый трудовик, кстати, разрешал курить в кабинете труда только мне, ибо тоже был противником курения. Но мне сделал поблажку. Именно он и помог мне завоевать авторитет среди учеников.
Это был человек моего роста, моей комплекции, но как я узнал позже, черный пояс по карате и инструктор секции рукопашного боя при МВД. Зарплата была маленькая и он решил подработать в школе, тем более что занятия в секции он вел по вечерам. Как мы с ним сдружились — не знаю.
Может потому что нас мужчин во всем коллективе было 4? Из 145 работников школы? Наверное поэтому. В тот день он сказал:
«Слушай, так дальше продолжаться не может. Достала дисциплина. Не могу я так.
— А что ты предлагаешь делать?
-Ты у нас парень языкастый и умный, сказал учитель труда, задумчиво глядя на меня. — Давай ты прочитаешь некоторым шебутным воспитательную лекцию? А я обеспечу запоминаемость этой лекции. За мной не заржавеет. Запомнят надолго. Выбери класс и алга.»
Алга мы сделали в тот же день. Благо урок труда в выбранном мною классе был в тот же день. Слава богу, самый бандитский класс и заводил в этом классе меня определять научили. Но не в университете, правда.
Учитель труда отправил всех работать на улицу, оставив человек девять лбов, которые были выше на полголовы минимум и очень — очень непослушные. Нет серьезно. Заперли дверь, после чего я уселся на верстак и закурил.

429293.jpg

Закурив, я не спеша поведал свое мнение об этих учениках на понятном им языке, но приводить эти слова не буду, ибо интеллигентность не позволяет (я вообще очень интеллигентный человек, кроме отдельных моментов жизни). Летящую на мою голову киянку остановил учитель труда. Прямо в воздухе перехватил. Я ее видел, но по жизни я тормоз. Я очень часто делая одно дело, совсем не могу делать другое. Поэтому глядя на ее полет, я не поняв, что она летит в меня, поэтому даже не шелохнулся. Занят я был сильно. Я курил и читал воспитательную беседу. То есть делал одновременно целых 2 дела. К счастью, кидавший о моей тормознутости не знал, потому впал в ступор. И оттого, что киянку в воздухе поймали на лету, и оттого, что я был так спокоен и уверен в учителе труда. Кажется, это ввело в ступор и остальных.
Учитель труда отвесил за киянку пару воспитательных тумаков кидавшему, ну и остальным за компанию. В процессе этого я в красках описал, что ждет непослушных учеников на уроках труда, если они будут капать на мозги мне или учителю труда. Новая сигарета помогла мне унять дрожь, ибо до меня дошло, что случилось бы, если бы киянку не перехватили. Надо сказать, что дети эту лекцию слушали очень внимательно и никаких больше вещей в полет не пускали. И, самое странное, запомнили, хотя я сомневался, что они вообще способны что-то запомнить.

Метод был насквозь непедагогический, но оказался весьма эффективным. С другими классами бесед проводить не пришлось. Что поведали миру выпущенные на свободу ученики, для меня тайна. Но уже в тот же день дети вставали, когда я заходил и дружно вздыхали с облегчением, когда я уходил. Мужская половина, так скажем. Но была проблема. А именно — все таки основная масса учеников у меня была женского полу. С ними таких бесед не проведешь. Принципы у меня такие.
Правда, половина из них успокоилась вместе с воспитанными, но отдельные личности, в личные дела которых я потом заглянул, были упертыми стервами. Групповое избиение учителя — это самая невинная шалость в их послужном списке. Надо было приструнить и их.
В этом мне помог юмор. Точнее сатира. Стоило всего пару раз выставить их посмещищем перед классом и у них выработался условный рефлекс — лучше помолчать и сделать, что просят...
Так что в плане дисциплины вроде все устаканилось...
Кстати, самый неожиданный эффект эта воспитательная беседа имела для Айжан, у которой основная масса учеников была мужского полу. Где-то через неделю после описанных событий, во время очередного урока она в сердцах вслух и очень громко пообещала поменяться со мной группами. И решила этим заявлением практически все проблемы с дисциплиной.
Впрочем, авторитет силы — это одно, оставалось самое главное — завоевать авторитет ума. Но тут уже никто не мог помочь. И в каждом классе предстояла своя битва. Но это уже другая история.

 

Теги: вне потока

Читайте также

28 комментариев

104 sedoi_wolk
16 октября 2011, 17:05