Обратная связь
×

Обратная связь

Питерские будни, часть вторая

  • 10
  • 402
  • 6

Как я уже говорил здесь, временным лагерем в северной столице России мы выбрали комнату в коммуналке. Причиной тому послужили упомянутые мной удобства, коими хостел или гостиница не располагают. Помимо нас, в шестикомнатной квартире, с присущими ей высокими потолками и объединенным санузлом, проживали и туристы, и семьи, и сами хозяева. Последние, надо сказать, совершенно сумасшедшие люди. Навязчивая болтушка-хозяйка, вечно пьяный и недовольный муж, которого, как квартиранта селили из комнаты в комнтау, а порой и на кухню, и дурковатый сын, живущий по каким-то странным правилам.

— Я буду ужинать, когда подойдет время. К сожалению, сейчас я не могу себе это позволить.

Иногда было до боли в животе смешно, когда они начинали свою бесконечную речь, но чаще нам приходилось убегать из квартиры подальше. Непритязательностью Ахматовой моя мать не располагает, поэтому мы предпочитали проводить максимум времени вне стен сотни лет немытого лагеря, спеша навстречу городу.

Здорово, наверно, вернуться в любимый город через 20 лет и заново его изучать. Среди тысяч рекламных щитов на квадратный километр, узнавались знакомые места. Здесь в конце 80-ых они что-то праздновали, а здесь когда-то бегал их сумасшедший сокурсник в майке «Спартака». Кстати о футболе — «Зенит», несомненно, гордость Петербурга. За их жизнью следят не меньше, чем за жизнью Пугачевой, на их выход в свет слетаются тысячи фанатов; что и говорить о победах в чемпионате России. После матча, где «Зенит» досрочно завоевал титул чемпиона, я еле добрался домой живым — меня трясли за куртку, восторженно крича и прыгая, а сам город переживал атаку фанатов на асфальты и реки.

Поначалу меня порадовала свобода питья на улицах города и, как я понял, запрет налагается только на распитие в парках города (и тот условно). Улыбчивые люди останавливаются у набережной, чтобы тяпнуть бутылку-другую, не прячась в кусты и подвалы. В долгую дорогу, как например Питер-Выбог, они запасаются несколькими бутылками и молча их попивают. Все бы хорошо, но с приходом ночи становится страшно возвращаться домой. Мне казалось, что улица Марата станет последним, что я увижу. Обилие питейных заведений располагает к пьянству и ночью оно превращается в содом. Куча битого стекла, луж на тротуаре и их гордые, но бессознательные владельцы. К утру дворники (которые работают там целый день, посменно) и дождь смывают следы и все начинается снова. 

  Можно забыть, что Петербург — столица культуры и «окно» в Европу, но город будет напоминать вам это снова и снова. Иван Бекетов описывал прогулки по Афинам, где тысячи бродячих музыкантов всех сортов и мастей выходят на улицы и начинают свой танец. В Питере этого не меньше. Каждый квартал  города (я говорю про исторический центр) звучит по своему. У Казанского собора играют заводной рок-н-ролл, у дома Книги звучит джазовый оркестр, а возле памятника Екатерине парниша один-одинешенек рубит гранж. Тысячи актеров, аниматоров на улицах. Одним нужны деньги, вторым — эмоции. Хоть фраза «не май месяц» совсем не актуальна здесь, но уже в первых числах на Заячьем острове(Петропавловская крепость) можно увидеть отдыхающих на пляжу. Загорелые задницы и голые груди на каждом шагу. 

 

Если в нашей Алма-Ате у каждой компании есть излюбленные места, привязанность к которым зачастую исключает поиск новых, то, учитывая красоту Петербурга, я уверен, что каждый день там — новый день. Хочется уходить рано утром и возвращаться ночью, потому как всегда есть, где пообедать (за копейки или подороже), есть, что посмотреть и, что открыть. За неделю присутствия в Алма-Ате и моих бесконечных разговоров о Питере, я успел надоесть ими. Правда неясно почему. Не каждый день мы бываем в других городах, не каждый день думаем о переезде в них. А возможно и не все заслуживают такого, но Питер — это счастье, по крайней мере, счастье туриста.

Теги: Санкт-Петербург , Питер , будни , счастье , туризм , путешествия

6 комментариев

395 shadofinspace
17 мая 2012, 11:14